Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



03.06.2010 Георгий

Здравствуйте Уважаемый Алексей Викторович! Мне интересно Ваше отношение к А.М. Домнину и его влияние на ваше творчество.

ответ

Уважаемый Георгий.
Наверное, вы имеете в виду книгу "Лесные всадники"? Я её не читал. Если же вы имеете в виду стихи, то я очень высокого мнения об их качестве. В тексте "Сердца пармы" - прямая цитата: "На высоких крыльях песни унесу вас в край преданий..." Но вообще со стихами Домнина о Кудым-Оше и такими же я познакомился уже после того, как начал писать роман.

02.06.2010 Айно

Здравствуйте, Алексей!
планируется ли фильм "Хребет России" сделать на англ. языке. Потребность - большая.
Спасибо за внимание.

ответ

Уважаемый Айно.
Надеюсь, не ошибаюсь с мужским-женским родом. А то получится как у Стругацких в "Отеле", где инспектор Глебски не мог определиться с отношением к Чаду.
У "Июля", который владеет правами на фильм, есть наработки для перевода на английский. Но никакая англоязычная компания фильм пока не брала. Будет спрос - будет и англоязычная версия.

31.05.2010 Евгений

Алексей, добрый вечер. Хочу у вас спросить совсем простое: писали ли вы, а может и теперь пишите в формате короткой прозы? Рассказы, эссе, миниатюры etc? Если да, то где можно ознокомиться? Очень бы хотелось сравнить ваше "мини"-творчество, с "макро"-творчеством, которое в отличие от мини нам широко доступно.

ответ

Уважаемый Евгений.
Я практически не писал ни рассказов, ни эссе. Для меня это очень трудный жанр, на который не хватает способностей. Честно, говорю без кокетства. По-настоящему я попробовал эссе в виде цикла "Уральская матрица", потом - "Хребет России". Но всё-таки это краеведческие эссе, а не рассказы. Рассказов у меня нет ни одного.

30.05.2010 Полина

Здравствуйте, Алексей Викторович! Я пишу по Вашему роману "Географ глобус пропил" курсовую работу. Подскажите, пожалуйста, почему Чебыкин так часто использует слово "эротично"? Мне кажется, что он либо не знает значения этого слова, либо, наоборот, знает значение и просто не может употребить его в нужный момент, поэтому впихивает при любом удобном случае...Спасибо.

ответ

Уважаемая Полина.
Я отвечу вам цитатой из статьи Г.М.Ребель "Явление Географа...". Статья эта есть на сайте. Я полностью согласен с мнением Галины Михайловны: ""Эротично получилось", – впервые срывается у него при виде только что построенного и спущенного на воду катамарана. А затем это однажды найденное определение проецируется на всё, что вызывает у Чебыкина восторг. "Эротичным" называет он плавание вдоль таёжных берегов, "эротичным" кажется ему состояние опьянения, "эротична" тайга, церковная старина, "эротичны" пережитые приключения, и даже грозно кипящий Долгановский порог выглядит, по мнению Чебыкина, "эротично". На первый взгляд, это слово-заменитель, употреблённое вместо то ли неизвестного мальчику, то ли кажущегося ему школярски-неуместным, неэффектным, немодным слова "романтично". Все перечисленные явления действительно содержат романтическую составляющую, да и сам поход – реализация неутолённой в обыденной жизни жажды романтики. И всё-таки замена очевидно невозможна. "Эротично" здесь не равно "романтично", хотя и включает в себя его семантику как дополнительную. Чебыкинское "эротично" значит – волнующе, возбуждающе, пьяняще, это то, что источает любовь и вызывает ответное чувство, это физически осязаемая связь, соитие с жизнью в самых разных её воплощениях, это состояние, настроение, отношение, которым пронизан от начала до конца весь роман, даже в трагикомических сценах школьных "побоищ", ибо этим переполнен, с этим движется по жизни, это выплескивает на окружающих главный герой".

30.05.2010 marrat

Уважаемый Алексей, спасибо за Ваши книги.
По "Географу" вопрос: по ряду оговорок в повествовании главному герою - примерно 25 лет. Живет он на родине - там где родился и вырос, так же на родине живут большинство его друзей. Однако в сюжете практически полностью, если не ошибаюсь, отсутствует линия родителей главного героя и его друзей. В жизни - 25 лет - возраст, когда у многих родители еще в силе, у многих оказывают существенное влияние на жизнь.
А в произведении их нет совсем. Так получилось само-собой?

ответ

Уважаемый marrat.
Нет, я специально вывел родителей за скобки романа, они в этой истории ни к чему, не та тема. Про них упоминает только Надя, которая говорит про квартиру Служкина, что та - "не твоя, а родительская". Ветка, Будкин, Колесников знакомы со Служкиным со школы, значит, живут в одном районе, но у них в романе тоже нет родителей. У Служкина нет родителей даже в "школьных" эпизодах времён смерти Брежнева.
А Служкину 28 лет. Маше - 14, а Служкин говорит, что старше её вдвое. Понятно, что от окончания университета до поступления на работу географом Служкин где-то ещё работал, нажил ещё какие-то знакомства, но всё это тоже вне романа.

27.05.2010 Иван

Здравствуйте, уважаемый Алексей Викторович! Спасибо, что находите время отвечать на мои вопросы, да и на вопросы других читателей. Скажите,пожалуйста, в романе "Золото бунта" вами описан старообрядческий толк истяжательства. Существовала ли подобная секта на самом деле? Как я понял, эта ересь пришла к сатанизму или язычеству по маской истинного христианства. Если здесь параллели с многочисленными сектами нашего времени? Что вы еще хотели показать, описывая деятельность "старца" Гермогена? И еще, я не совсем понял, что такое "мление"?

ответ

Уважаемый Иван.
Толк истяжельчества я полностью выдумал, для этого мне пришлось выдумать и восьмое церковное таинство - истяжение души. В реальности ничего такого не было, хотя были некие подобия - дырники, хлысты, скопцы, разные изуверы. В моём романе истяжельцы срослись с язычеством. Это не сатанизм - почитание сатаны, а превращение языческих практик в псевдо-христианские обряды. Старец Гермон - просто идеолог истяжельцев, сам по себе он роману не нужен (хотя в реальности существовал раскольничий святой Гермон, похороненный на Весёлых горах). Истяжельчество соотносится с нынешними сектами так же, как и все разнообразные секты соотносятся друг с другом: они построены на ложных (или неканонических) учениях для выгоды своих основателей (не всегда материальной, сладость власти - тоже выгода). А "мленье" - это некий "изменённый мир", область, где магия реальна, а топология пространства искажена.

26.05.2010 Иван

Здравствуйте, уважаемый Алексей Викторович! С большим интересом прочитал вашу книгу "Общага-на-крови". Скажите, пожалуйста, в этом произведении есть реальные персонажи, а соответственно их поступки и рассуждения. Или роман больше художественный - своего рода гротеск,изображающий терзания советской или постсоветской молодежи.

ответ

Уважаемый Иван.
У некоторых героев "Общаги" есть прототипы (хотя сами они, возможно, и не согласятся с тем, что они прототипы), у некоторых - нет. Но даже те герои, которые имеют прототипы, не совершали тех поступков, что описаны в романе, соответственно, не имели и рассуждений. Роман - не документальный, а "больше художественный", и ни в коем случае не гротеск, хотя и написан максималистом. А насчёт "изображения терзаний молодёжи"... Тогда "Братья Карамазовы" - роман, изображающий терзания досоветской молодёжи.

25.05.2010 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Отвечая здесь на вопросы, касающиеся книги «Блуда», Вы как бы даёте предисловие (или послесловие) к ней. Лучше от самого автора уточнить понимание некоторых эпизодов и идеи книги, чем читать профессиональных критиков, которые (как Вы сами знаете) более озабочены своим самовыражением и расцвечиванием своего имиджа, чем проникновением в суть книги и полезным анализом. Наверное, некоторым из них Щёкин из "Блуды" мог бы адресовать свою забавно-убийственную фразу: «Вытри жопу Интернетом!»
Вы сказали, что "Блуда" - не про месть. Но ведь такой аргумент легко довести до абсурда, если продолжить перечисление: "Блуда" это не про мерцоидов, не про закрашивание пластин, не про чиновников, «пилящих бабло», не про секс на природе, не про отношения с проститутками, не про ментов, крышующих проституток, не про употребление матерной речи, не про полезность иметь пистолет, не про замечательные аббревиатуры Моржова, не про походы подростков по родному краю и т.д и т.п. В итоге – книга не про про что. Но ведь это не так. Книга про период жизни молодого художника Моржова в наше смутное время. В его жизнь активно входит все это вышеперечисленное «не про это», его жизнь соприкасается с этим, и он принимает участие в этом.
Я считаю, что "Блуда" - это СУММА всех этих «не про это», проинтегрированных главной мыслью - среди людей с «тараканами» в голове, дураков и подлецов не надо самому становиться тараканом. Моржову удалось сыграть в свою игру.
К этому хочется добавить, что чем чаще я возвращаюсь к станицам этой книги, тем больше она заинтересовывает. Кстати, вот эпизод, где Щёкин говорит о мести:
«– Ты дружил с девочкой, а её изнасиловали, – безмятежно рассказал он. – Ты нашёл того гада и убил его. Это не правильно. Но по-настоящему. Потому что этот гад больше никого не обидит, а другие гады побоятся, что их тоже убьют, если они так сделают».
Такая вот «мораль этического выживания, а не совершенствования». Тут читатель может задуматься. Здесь уже начинаются дебри, о которых вы написали в ответе, а книга не про дебри. Можно пошутить, что также и не про демократию:
«– Да и про демократию – не мой вопрос… Я же говорю о другом. Я говорю о том, что очень многие вещи кажутся нам совершенно разумными, логичными, красивыми… Но проверишь их критерием подлинности и видишь, что они – не для нас. Можно играть с ними сколько угодно, но упаси бог делать их конструктивной основой жизни. Всю жизнь поломаем. Это, простите, как в любви. Люби сколько хочешь, но замуж – не надо,» - сказал Костёрыч.
Книга затрагивает актуальные темы и поэтому порождает вопросы к автору. Вы с этим согласны? Ваши ответы складываются в «продолжение» книги, и тогда хочется ещё раз перечитать её. После общения с Вами интерес ко всему Вашему творчеству становится только больше.

ответ

Уважаемый Владимир.
Спасибо за столь лестную оценку общения на этом сайте. Мне всегда сложно отвечать на ваши вопросы. Хотя и всегда хочется. Но вот комментировать ваше послание я уже не рискну. Поэтому отвечу на то, что снабжено вопросительным знаком: "Книга затрагивает актуальные темы и поэтому порождает вопросы к автору. Вы с этим согласны?" Согласен.

24.05.2010 Павел Беленко

Алексей, добрый день!
С удовольствием купил и прочитал книгу. Фильм - только толчок к прочтению книги. И поэтому хорошо, что есть и то и другое.
Для меня эта книга - долгожданное издание, "новый жанр" который я хотел видеть как человек увлекающийся историей своей страны, развитием и бизнесом.
У меня отец военный (прошел войну, умер в 2003 году), мы с ним много ездили. Потом, в своей взрослой жизни много ездил я, после Одессы и Ленинграда попал в Сибирь. И всегда понимал, что известная история России - куцая для неспециалистов. Ключевский и другие - далекое и неполное прошлое. Ваша книга закрывает эту брешь хотя бы в отношении Урала, реально третьего, а м.б. и второго по значимости района (после Северо-запада и Центрального), соединяя историческое прошлое и наши дни.
Конечно, за это Ваше творчество, поклон Вам от меня, и многих таких же любителей своей Родины, которые по тем или иным причинам Вам не написали.
Вопрос.
Мне показалось, что Вы уделяете большое значение Матрице, "которая воспроизводится в больших и малых размерах в разных исторических условиях, потому что обусловлена одним и тем же ландшафтом и одним и тем же способом освоения".
А способ этот - неволя? Т.е. для Вас очень важен и интересен вопрос свободы в экономике, жизни человека, истории?
Если да, то уточните, что для Вас свобода в экономике (и политике)?

ответ

Уважаемый Павел.
Спасибо за столь лестную оценку.
Теперь к вопросу. Неволя - не способ освоения. Способ освоения - промышленный (ведь может быть сельскохозяйственный, промысловый, колониальный и т.д.). А вот основной принцип освоения - неволя. Она формирует тип отношений внутри промышленного способа и, соответственно, организационную структуру. Неволя порождена не Уралом, а Россией, но на Урале она воплотилась наиболее полно и многообразно в силу того, что промышленный способ освоения сложнее сельского или промыслового. Ну, и в силу того, что полтора века у России был только один промышленный район - Урал.
Неволя позволяет экономике изыскивать ресурсы для развития. Примеры - крепостная "горнозаводская держава" и "второе пришествие Матрицы" времён СССР. Но это подневольное развитие приемлемо лишь для тоталитарного государства и лишь только для определённых фаз в этапах промышленного прогресса. Ну, предположим, сравним один этап прогресса с ездой на велосипеде: тогда неволя будет тождественна инерции (так сказать, "неволя движения"). На спусках вы вполне успешно будете лететь по инерции всё быстрее, на ровных местах сможете достаточно долго катиться без усилий, а вот на подъёмах инерция исчерпается очень скоро. Так же и неволя: когда-то она помогает, когда-то безразлична, а когда-то мешает. Однако, для экономики неволя если и приносит успех, то лишь тактический, но не стратегический. Чем сложнее экономика, тем меньше потенциал тактического успеха неволи. Скажем, можно сделать подневольный наукоград Сколково. На первых порах он принесёт прибыль, но потом будут одни убытки. Говоря художественно, неволя - исчерпаемый ресурс, свобода - неисчерпаемый. Но свобода стоит дороже, потому что для неё надо переделывать всю страну. Согласитесь, легче разведать новые месторождения нефти, чем перевести все энергосиловые машины Земли на солнечную энергию. Нефть - аналог неволи, солнце - аналог свободы.
Но проблема в том, что неволя - ещё и ценность. Неволя вбита в сознание нации, она отформатировала это сознание. Беда, в общем, не в том, что государство применяет принуждение, а в том, что нация считает принуждение государства лучшим стимулом к развитию.
Тонкость понимания неволи проходит всегда через личность, через индивидуальность. Когда человек лично для себя ставит цель и свою жизнь подчиняет этой цели, то есть, выбирает неволю, в этом может быть большое благо. Но когда государство ставит цель для нации и всю жизнь общества подчиняет этой цели, то есть, загоняет в неволю, - это беда. Пример Урала очень хорошо показывает, как выбор неволи человеком лично для себя приводит к блистательным результатам, но выбор неволи государством для общества приводит к поражению. Экономика - финансовое измерение общества, и для неё, как и для общества, неволя - зло.
Ну, а что такое свобода, мне сложно сформулировать. Я думаю, интуитивно мы все понимаем, что такое свобода.

24.05.2010 Стас епифанов, Курган

Здравствуй, Алексей! Я ходил вместе с тобой в несколько сплавов и выходов. С трудом провожу параллели между тем и нынешним временем. Надо же, оказывается будущий новый "Бажов" оказал мне честь сопутствия (юмор). Хотел бы пообщаться с тобой, но не знаю, есть ли у тебя время и возможности (серьезно). На всякий случай, благодарю за фильм с Парфеновым, и спрашиваю, какую из твоих книг можно почитать моему сыну (12 лет). Сам я, к своему стыду, пока твоих книг не читал, побоявшись ошибиться на пиаре. С благодарностью приму рекомендацию от автора (серьезно).

ответ

Здравствуй, Стас.
Боюсь, что среди моего культурного наследия для мальчика 12 лет не найдётся ничего подходящего. Увы!

22.05.2010 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Ваша книга о Пугачеве будет художественной повестью? Каково Ваше впечатление от известного портрета Емельяна Пугачева? Портрет был сделан по заказу Екатерины, следовательно, художник изображал бунтовщика, убийцу множества людей (Пугачев ведь хотел полностью истребить дворянский род), но всматриваешься в это замечательный портрет и видишь умное, даже красивое лицо с выразительными глазами (о глазах вообще отдельный разговор, так они замечательны) и нет в этом лице жестокости. Лицо динамичное, рот чуть приоткрыт и словно слышно, как он произносит свои бессмертные слова, сказанные на допросе графу Панину (который, вероятно, слово «вор» произнес, как «ворн»): «Я не ворон, я вороненок, а ворон-то еще летает». Члену следственной комиссии капитан-поручику Маврину он сказал: «Богу было угодно наказать Россию через моё окаянство».
Легко представить, как он своими образными фразами приковывал внимание и убеждал действовать, хотя безграмотный - ни читать, ни писать. При этом чувство собственного достоинства, природный ум, сила духа, смелость, решительность, отвага, дерзость. Бой, сражение – это его стихия, как казака. Он ведь из тех же мест на Дону, что и Степан Разин за 100 лет до него.
Харизматический лидер, явившийся катализатором масштабной гражданской войны народа России (разных национальностей) против беспредела правительства и дворян. Яркий тип русского человека во всей его глубине, силе и неистовстве; любил и выпить и женщин. В свои 40 лет влюбился в Яицком городке в очень молоденькую казачку Устинью Кузнецову.
Как в православном человеке Пугачеве могла сочетаться вера в Бога и такое масштабное нарушение заповеди «не убий»? Народ мстил дворянам, но ведь месть не оправдывает грех или Пугачев ощущал себя «рукой» карающего Бога? Любопытно, что он еще продолжал надеяться на помилование его Екатериной. «Виноват перед богом и государыней, но буду стараться заслужить все мои вины», - так он сказал Рычкову, отцу убитого симбирского коменданта. А известно ли что-нибудь о судьбе сына Пугачева?

ответ

Уважаемый Владимир.
Я оценил глубину ваших познаний в теме Пугачёва.
Если книга будет, то в формате "Хребта России", не "художественная повесть".
Портрет меня как-то не впечатлил. Ну, портрет, и что? Ну, по заказу Екатерины... Целый год Россию качал человек, который называл себя её мужем, - женщине ведь интересно было, каков он. "Злодей" - это определение для народа.
Поэтические формулы я бы оставил не Пугачёву (в изложении Панина и Маврина), а Пушкину.
Вряд ли Пугачёв "влюбился" в Устинью. У него был целый возок с "царицами", вспомнить хотя бы "авзянскую невесту" или лихую Дуняшу Невзорову. Да и Татьяну Елагину можно вспомнить. Кстати, Пугачёву в бунт было 31-33 года. "Дело молодое", как говорил Шариков.
С "местью дворянам", на мой взгляд, ситуация сложнее, но сейчас мне не хочется в неё вдаваться. А в бунт Пугачёву было не до православия. Толпа повешенных попов или простреленные из пушки двери Уйского собора - не хило для богобоязненного христианина.
С Рычковым Пугачёв говорил не о вине перед государыней, а об Андрее. Просто Рычков не мог написать иначе. Так мне подсказывает здравый смысл.
И какого сына Пугачёва вы имеете в виду? Трофима или мифического сына Устиньи в Кореле? Про Трофима я пока не интересовался, а про сына-короля - сказка.

22.05.2010 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Какие дебри? Я немного углубился в тему мести только потому, что Вы ответили - «как автор я отпускаю Моржову грех убийства подонка». Это можно было понять в том смысле, что "в некоторых случаях месть - вещь необходимая". В последнем ответе Вы ясно и четко изложили свою позицию, и я ее понял. Спасибо. Если Ваша книга порождает желание анализа некоторых эпизодов и ряд вопросов, то это, скорее, достоинство книги, а не мои старания подловить Вас на «какой-то авторской нечистоплотности». Я с уважением отношусь к Вашему творчеству и неоднократно об этом писал. Почему Вы полагаете, что выстраивать вопросы на оттенках и частностях художественного произведения (однако, месть Моржова и его убийство это важный момент в книге) не имеет смысла? Разве это частности, вопрос о том, почему Моржов отомстил смертью Лёнчика за гибель проститутки, которая не была его любимой девушкой и которая спокойно предала бы Моржова, назвав его клиентом? Он хотел даже убить мента Сергача из-за неё. Если Вам кажется, что у нас начинается какой-то спор, то я согласен эту тему прекратить.

ответ

Уважаемый Владимир.
Месть Моржова очень важна для идеи "Блуды", но тема мести как общественного деяния - не тема романа. Это я и имел в виду, когда писал про частности. То есть, роман - не апология мести. Этак ведь и "Анну Каренину" можно просчитать памфлетом на тему безопасности пассажиров на железной дороге. В общем, "Робинзон Крузо" - не про необитаемый остров, "Три мушкетёра" - не про политику Ришелье, "Дон Кихот" - не про увядание рыцарства, а "Блуда" - не про месть. Гомер, Мильтон и Паниковский.
В вашем добром отношении к моим текстам я не сомневаюсь. И общение с вами ценю. Как в "Лезвии бритвы" (если не ошибаюсь в цитате), "экс Сибериа семпер нови".

22.05.2010 Захар

Здравствуйте, Алексей Викторович. У меня вопрос об одном из сюжетов документального цикла «Хребет России». Фильм потрясающий. Фильм нужный для России и особенно для молодежи для исторической самоидентификации, для пробуждения чувства патриотизма и ощущения себя частью огромной страны, великой истории прошлого и безусловно великого будущего… (Для многих, думаю будет открытием, что по восточную сторону уральских гор «тоже живут люди».)
Я сам рожден на земле некогда приписанной к Демидовским заводам. И всегда интересовался историей родного края… И насколько мне известно механики ученик Иван Ползунов основную часть жизни прожил на Алтае. И паровую машину спроектировал и собрал в Барнауле… а не в Екатеринбурге, как говорится в фильме… Не подумайте что речь идет о ревности, которая может быть уместной при разделе пальмы первенства с теплотехниками Англии… мне удивительно отсутствие реакции со стороны научно-исторической общественности…
Любопытно узнать Ваше мнение.
С искренним уважением.
Захар (Барнаул)

ответ

Уважаемый Захар.
Большое спасибо. Мне дороги хорошие отзывы о проекте "Хребет России", хотя книгу я ценю выше фильма.
Конечно, вы правы: Ползунов переехал на Колывань в 1747 или 1748 годах в возрасте 19-20 лет. Но до этого он учился на Екатеринбургском заводе у знаменитого тогда мастера Никиты Бахорева. Да и родился в Туринске. Поэтому Урал считает Ползунова своим, и о нём говорится в учебнике "История Урала". Хотя в книге я оговариваюсь, что Ползунов - "исключение, да и то не совсем уральское". Но в целом я считаю, что вполне корректно говорить о Ползунове в теме Урала. В более подробном тексте можно объяснить, где Ползунов работал, и как Урал связан с Алтаем, но для такой поверхностной подачи, как в фильме, это будет слишком сложно, да и не нужно.
А какую, Захар, вы хотите увидеть реакцию со стороны научно-исторической общественности? Для специалистов по истории Урала в фильме нет абсолютно ничего нового. Пожалуй, и в книге тоже. За исключением концепции горнозаводской державы. Но и она - не новая, а просто малоизвестная. И я аргументирую эту концепцию не историческими документами, а культурологическими соображениями, поскольку горнозаводская цивилизация как социокультурный феномен больше и важнее горнозаводской державы как административно-промышленного явления.
Меня упорно записывают в краеведы, изредка "поднимая" до историка, но "Хребет России" - ни то и ни другое. Это культурологическая работа, правда, мощно эшелонированная историей, но лишь потому, что материал мало известен российскому читателю.
Согласитесь, что аналогия Святогор-Муромец-Микула-Радонежский и Полюд-Ермак-Бабинов-Симеон - это из области культуры, а не истории. Или, к примеру, тип уральского героя Мастера по аналогии с русским героем Богатырём. Или сама система Матрицы, которая воспроизводится в больших и малых размерах в разных исторических условиях, потому что обусловлена одним и тем же ландшафтом и одним и тем же способом освоения.
Если и стоит ожидать реакции историков, то не "классических", работающих с фактами и документами, а скорее историков-социологов. А они - "отраслевые", то есть занимаются фрагментом общей картины, а не картиной в целом. Например, историей горной администрации, или историей железной промышленности, или судьбами горных деятелей, или историей какого-либо вопроса (скажем, приписки, или посессионного права) и т.д. За деревьями не видно леса, как известно. А обобщающие труды, во первых, коллективные, во-вторых, обусловлены статистикой. Если три четверти населения горнозаводского Урала было крестьянским, то для учебника "История Урала" важен крестьянский вопрос, хотя он не имеет отношения к идентичности, ведь её выражали горнорабочие.
В общем, история как наука не занимается идентичностью, а социологи и культурологи, которые занимаются вопросами идентичности, не занимаются историей. Вот и вилка.

19.05.2010 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Я понимаю, что подонка Лёнчика вряд ли кому жалко. Однако, Моржов убил его не за то, что он вербовал девчонок в проститутки. Это Моржову было пофиг, он и сам хотел пользоваться услугами этих проституток. Вы написали, что ему пришлось делать выбор: либо он трахается с девицами своего фамильона, зная, что за это заплачено кровью Алёнушки, либо убивает Лёнчика. Однако, ему еще до смерти Аленушки уже все опостылело, потому что ему все надоело, его все достало. Он уже принял решение исчезнуть. Поэтому перед ним не стояла проблема выбора. В этом я с Вами не согласен. Да, он отомстил Лёнчику. Но, почему? Ведь Аленушка это не его любимая девушка. Она только виртуально была частью его фамильона. Если бы Лёнчик благополучно довез ее тогда в Троельгу, то она спокойно заложила бы Моржова и перед всеми сказала, что он ее клиент. Что же так «вскипятило» Моржова? А если бы на месте Аленушки была Роза и он ее бросил умирать на дороге, то Моржов тоже убил бы за это Ленчика? Думаю, что да. Потому, что он отомстил бы за смерть любой «своей» девушки из своего фамильона. Отомстил бы любому, а не только в случае с Лёнчиком. Тогда получается, что Вы, хотя и говорите, что месть это плохая вещь, но намекаете, что в некоторых случаях это вещь необходимая. Что Вы на это ответите?

ответ

Уважаемый Владимир.
И всё-таки мы с вами забираемся в дебри...
Я вполне принимаю месть как естественное человеческое желание. Когда-то - справедливое, когда-то - нет. Проблема мести не в ней самой как таковой, а в том, что люди не могут остановится, когда сатисфакция совершена, не могут принять чужую сатисфакцию (и это - главное) и не могут соизмерять ущерб и его возмещение. И эти недостатки мести делают её неприемлемой для общества. Для нормального общества с моралью и работающими институтами правопорядка. Однако и в нормальном обществе бывает месть. Я её не одобряю, но понимаю. Только не втягивайте меня в спор о Виталии Калоеве и швейцарском диспетчере: это этический парадокс, который не имеет решения.
Теперь о Моржове. Конечно, Моржов убил Лёнчика конкретно за Алёнушку, а не вообще за сутенёрство. Но Моржову сутенёрство было не безразлично, хотя Моржов и пользовался его плодами. В жизни такое сплошь и рядом. Например, мы не одобряем завышенную стоимость проезда в автобусе, но и сами ездим зайцем.
Моржов не принимал решения исчезать. Зачем это ему? Он же победил, всего достиг. А проблема выбора - экзистенциальна. Для Моржова она перешла в сферу реальности только после гибели Алёнушки.
Знаете, Владимир, у меня ощущение, что вы стараетесь подловить меня на какой-то авторской нечистоплотности. Выстраиваете вопросы на оттенках и частностях - и дискредитируете в главном. "В некоторых случаях месть - вещь необходимая". Разве я писал об этом? Допуская необходимость мести в "некоторых случаях", де-факто я буду допускать её необходимость во всех случаях, потому что для любого человека его большая обида - тот самый "некоторый случай", когда месть необходима. Универсального критерия "некоторости" существовать не может. Но Борис Моржов - не Эдмон Дантес, а "Блуда и МУДО" - не "Граф Монте-Кристо".

19.05.2010 Николай

Добрый день, Алексей Викторович.
Мой к вам вопрос возник, видимо, из популярной забавы - поиск глубинного смысла.
Скажите пожалуйста, проводите ли вы параллель между своим персонажем, школьным учителем Служкиным и героем романа Гессе magister ludi Кнехтом? Мне показалось, что такое вполне может быть, и что вы хотели подчеркнуть душевное родство этих двух личностей.
Просто любопытно, правильна ли моя догадка, или сходство в фамилиях и должностях случайно?

ответ

Уважаемый Николай.
Наверное, я вас разочарую, но я не провожу такой параллели, потому что не читал у Гессе этого романа.

страница: 85 из 210

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram