Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



04.07.2007 Виктор

Здравствуйте, Алексей! Я поклонник Вашего творчества, книги Ваши читаю "на одном дыхании", жертвуя рабочим временем и сном. Заметил, что в рубрике "вопрос автору" основными авторами вопросов о Моржове являются девушки. И недовольны поведением Моржова они же. Как Вы считаете, не связано ли это с тем, что роль Моржова не под силу женщине? И, соответсвенно, критиковать Моржова возможно только женщине, т.к. мышление и поступки главного героя "Блуды" мужчинам ясны и понятны. Каждый мужчина "немного Моржов", однако, только совокупность качеств ума и характера Моржова делает его таковым. Если у Моржова вычленить и культивировать только некоторые его качества, это будет не Моржов, а моральный урод.
Вопрос второй: когда порадуете следующей книгой?

ответ

Ох, дорогой Виктор, какое вы сделали хорошее наблюдение... Роль Моржова - это роль абсолютного мужчины: я (мужчина) все сделаю сам, а ты (женщина) принимай и наслаждайся. Может, это и не совсем верная позиция, однако - не худшая. И гвоздями к этим социальным ролям никого не приколачивают. Не нравится - ищи себе другого мужчину, поженственнее. Просто мы, мужчины, давно отучили женщин считать нас мужчинами. А они, женщины, чересчур привыкли сами быть мужчинами. Это проблема общества, а не Моржова.
Ну, а следующей книгой радовать я пока не намерен. Насколько у меня хватит наработанного ресурса, я хочу заниматься кино и телевидением.

03.07.2007 Кирилл Дегтярёв

Алексей, Вы ждёте катастрофы? Или её усугубления (на случай, если вдруг захотите ответить, что мы и так её переживаем)?
P.S. Не подумайте, что перепутал Вас с неким "гуру" и пророком, для этого у меня, хотя бы, немножко не те пол и возраст. Однако интересно услышать мнение умного человека. А также я, в основном, смотрю "изнутри МКАД", и интересен взгляд "из России".

ответ

Уважаемый Кирилл.
Поясню на примере, что я имею в виду под термином "катастрофа". Россия - весьма потрёпанный автомобиль, но ещё на ходу. Однако, вместо капремонта мы вызолотили бампер столицы, а всё остальное наскоро протёрли тряпочкой. При таком уходе за машиной, я думаю, она скоро сломается. Вот и всё предчувствие катастрофы. Главный её признак - не подозрительный стук в движке, а недостаточность усилий хозяина для поддержания машины в рабочем состоянии. Впрочем, если не выводить машину из гаража, катастрофу (неспособность ехать) можно не заметить ещё лет триста. А бампер, сияющий в сумраке гаража, будет создавать ощущение, что машина вообще - супер.

01.07.2007 Лена

Уважаемый Алексей, здравствуйте!
Спасибо за ответы.
Я не совсем верно выразилась в вопросе про форматность Моржова. Конечно, я не думаю, что он сам станет мыслить пиксельно. Но он будет вести себя так, чтобы формату соответствовать. Вообще-то, по-моему, Моржов как раз уже и есть порождение формата и часть формата. Он и принимает для себя какие-то правила формата, как например его отказ от любви и перевод своих отношений с женщинами только в сексуальную плоскость. Он принимает формат для того, чтобы иметь возможность реализовывать внутри него свои интересы. На таких, как Моржов, формат и держится в свой основе, отформатированные - это уже только кирпичики... И в этом, на мой взгляд, основной изъян Моржова. Это мешает мне лично до конца симпатизировать Моржову. Хотя мне симпатизирует в нём то, что все свои поступки он меряет своей совестью, и какими бы они ни были, не ищет им внешних оправданий, а всю ответственность берёт на себя. Короче, эти две черты его - свобода творчества во взглядах на жизнь и в своих поступках, с одной стороны, а с другой - самоограничение себя как творческой личности, чтобы эту свою кипучую деятельность подстроить под существующие правила игры - две стороны одной медали. И медаль эта - формат. Уберём мысленно формат из жизни Моржова и вокруг Моржова - что от него останется?

ответ

Дорогая Лена!
В общем-то, вы правы. Но подумайте сами, есть ли ли у человека другой выбор? Либо формат - либо экзистенция. Архитектор тоже вынужден мириться с форматом стройматериала - кирпича, каменных блоков или брёвен. Как бы он не был талантлив, но ему не найти бревна длиной 100 метров и не построить здание, пренебрегая законами сопромата. Так кто же архитектор? Раб кирпичей? Это уже - не экзистенция, а диалектика. И вообще, нужны ли кирпичи, если нет архитекторов? Нужны ли архитекторы, если нет кирпичей? Но формует кирпичи не архитектор. Так что не стоит винить Моржова в том, что он использует формат, как архитектор - кирпичи. Другого не дано. Проблема не в том, что используешь формат, а в том, что формат - плохой. Проблема не в том, что архитектор пользуется кирпичами (а не лепит дом, как скульптор), а в том, что кирпичи - кривые, рыхлые и непропечёные. Моржов откровенно уподобляет людей кирпичам - и в этой горькой адекватности заложен большой потенциал цинизма, правда, его-то Моржов как раз и не реализует. Но реализуют читатели, впихивающие в Моржова цинизм коленкой. Вообще-то, если кто не заметил, Моржов - художник, бессребреник и идеалист. Ну, и бабник - от избытка витальности.

30.06.2007 Ласточка

Только хотела было вас спросить, в продолжение разговора – а что такого, если читатель захочет соотнести страницы романа с реальным городом, пусть Вязниками, Муромом или Гороховцом? Да тут такие страсти по «Блуде» - мама дорогая…
Эх, была бы я Добролюбовым, разложила бы все по полочкам…
И вообще. После вас по-другому прочитывается Добролюбов, вот что я заметила. Вот смотрите: «Мы дорожим всяким талантливым произведением именно потому, что в нем можем изучать факты нашей родной жизни, которая без того так мало открыта взору простого наблюдателя». Или: «В голове и сердце накопилось так много прекрасного; в существующем порядке дел замечено так много нелепого и бесчестного; масса людей, «сознающих себя выше окружающей действительности» растет с каждым годом, - так что скоро, пожалуй, все будут выше действительности… Словом, нужны люди дела, а не отвлеченных, всегда немного эпикурейских рассуждений». Это из «Когда же придет настоящий день?»
Там дальше по тексту Добролюбов говорит о задаче литературной критики - «разъяснение тех явлений действительности, которые вызвали известное художественное произведение». А вы согласны с таким определением?
Интересно Добролюбов пишет… Сюжет, говорит, пересказывать не буду – все и так уже прочитали. Перейдем к характерам. И дает такой разбор!.. Я сама «Накануне» не читала, но после анализа в исполнении Добролюбова – все, ставлю в очередь, обязательно прочитаю.
Так я что хочу сказать?.. Может, вместе с вашими романами публиковать и лучшие критические статьи, того же Л.Данилкина, или Б.Кузьминского, например. Только не рекламные, а аналитические. Чтоб готовили читателя к восприятию ваших текстов. Больше ведь увидят. Может, меньше будет таких отзывов: «Напрягает… изобилие фамилий, начинающихся на одну букву. Тяжеловато читать», или «Что понравилось – описание непосредственно похода, …а потом, когда они в город вернулись, опять на смарку». Как вы думаете?
Что касается «Блуды»… «Горьким лекарством» стала для меня ваша «Блуда». К вопросам Илоны я бы добавила еще десяток своих. И главный из них – в системе координат "Блуды" я оказалась на таком месте… Даже не буду говорить. Вот, разбираюсь теперь, как такое могло случиться. Надеюсь, что вы меня поняли. В моих словах нет злобы.

ответ

Дорогая Ласточка!
Злобы нет и в Моржовских умопостроениях. Я и сам в его координатах далеко не венец творения.
Читатели же пусть интерпретируют роман, как хотят, и соотносят место его действия хоть с Винницей, хоть с Венецией. Как автор, я желал бы адекватности и аргументированности оценки, а не слепому следованию мнению-пикселю, порожденному то ли настроением, то ли фразой приятеля, то ли моей фамилией, то ли моей физиономией на супере.
А про статьи в конце книги - я только "за". Это вещь полезная во всех отношениях.
Что же касается позиции Добролюбова... Да, она возможна. И это не самая худшая позиция. Хотя, на мой взгляд, произведение неплохо было бы интерпретировать сразу с нескольких позиций. Примените позицию Добролюбова к "Мастеру и Маргарите" - получите Зощенко номер два. Для "Блуды" добролюбовская позиция вполне уместна (хотя она не исчерпает всего романа).

30.06.2007 Антон

Алексей Викторович!
Насчет Стогова и Данилкина я, наверное погорячился. Но на то были основания - Данилкина я рубанул за давнишнюю рецензию за "Чердынь", а Стогова... У него, конечно, есть в книгах и отличные места (например, в "Мазиафакере"), но в целом, первое впечатление как-то перевесило все последующие...
Сегодня я прочитал, что вы работаете над сценарием для Лунгина. Это будет экранизацией или оригинальным произведением?

ответ

Уважаемый Антон!
По теории, если это будет, то будет оригинальный сценарий. Но сейчас говорить рано. Как только что-нибудь определится - я обязательно расскажу.

29.06.2007 Дмитрий

Здравствуйте Алексей. Большое Вам спасибо за ваши книги. Пользуясь такой удивительной возможностью хочу задать несколько вопросов. 1) Как бы вы расположили Ваши произведения по значимости. 2) Вы как-то сопоставляете себя с героем романа "Географ глобус пропил"? 3) Что-бы посоветовали почитать из современных российских авторов. Заранее спасибо

ответ

Здравствуйте, Дмитрий.
Буду отвечать вам по пунктам.
1. По значимости я свои произведения никак не расставляю. Для меня маленькая повесть "Победитель Хвостика" так же значима, как и огромное "Золото бунта". А вы сами могли бы расставить по значимости, например, своих детей? Но порекомендовать, с чего начать или чего можно не читать, - могу. И делал это уже неоднократно в этом же разделе.
2. Что значит "сопоставлять себя" с героем? Свою жизнь с Виктора Служкина я не делаю. Но часть меня в нем есть. Какая - я тоже рассказывал уже очень неоднократно.
3. Я не великий специалист в совеременной литературе, но если хотите набор имён "от Иванова" - пожалуйста: Пелевин, Сорокин, Быков, Улицкая. В общем-то, не шибко оригинально, не правда ли?

28.06.2007 Лена

Здравствуйте, Алексей! Не могу не поблагодарить Вас в очередной раз за ответ. Спасибо.
Если рассмотреть три типа взаимодействия человека с форматом – «под форматом», т.е. именно форматный человек (Розка, Милена, Лёнчик и т.д.); «над форматом», т.е. те, кто использует формат, будучи сам творческим человеком (как Моржов) и «сбоку от формата», те, кто не хочет играть во все эти игры, хочет жить по-своему и с точки зрения формата являются неудачниками (Щёкин, Костёрыч, Служкин)… К кому из них относится Ваша фраза из интервью «Новой газете» что время изменилось, но люди не хотят меняться? К «неудачникам»? Или ко всем вместе взятым?
И по поводу «юзателей формата» - Моржовых: почему им интересно такое взаимодействие с форматом? Это тот же интерес, как в игре?
Мне показалось, что если бы Моржов заигрался, и не было бы рядом смерти Алёнушки, чтобы вывести его из его игры, то в конце концов формат и для него стал бы комфортен, и он бы со всем своим умом и чувством юмора просто-напросто бы стал частью формата, как Манжетов, к примеру… Как думаете? Мне кажется, что формат в большой степени держится на тех, кто хотя и мыслит творчески, но уже стали симбиотичны с ним. Таким образом, творчески мыслящие люди тоже могут стать частью формата.
И по поводу самого романа: не кажется ли Вам, что он как раз отлично подходит сейчас существующему формату? Что играясь с форматом, Вы создали произведение, само по себе являющееся форматным? Вы говорили в одном своём интервью, что мол, в романе «Тихий Дон» есть тайный изъян, что из него можно сделать как советскую экранизацию, так и гламурную, в отличие от «Последнего поклона» или «Живи и помни». Так вот, я думаю, что Вашу Чердынь извратят при экранизации в 99 случаях против одного, Географа – в 9-ти против одного, но Блуду спокойно можно ставить самыми обычными силами нашего современного убогого фильм-прома. По форме произведение очень похоже на моржовские пластины, а суть содержится в схеме. И какой бы ни была схема, она всегда останется только схемой, которая не сможет описать жизнь целиком.
И ещё: если Вы читали последний роман Чингиза Айтматова «Когда падают горы», где автор также пытается осмыслить современную жизнь, как он Вам понравился? Я читала очень нелестные отзывы на этот роман и не могу понять, почему его многие считают банальным… Мне лично роман очень понравился, и даже, как это ни странно, я вижу много созвучий с Вашим творчеством.
С уважением,

ответ

Уважаемая Лена.
Очень интересно с вами беседовать.
Но ваши вопросы (или темы) идут сплошным потоком. Мне сложно отвечать системно. Я уж буду тогда в порядке вашего письма, хорошо?..
Лёнчик - не "форматный" человек. Как и Манжетов. Как и Дианка. Лёнчик рассуждает весьма здраво. Просто он дурак. Дурак и глупец - не совсем одно и то же. Глупец в первую очередь несамостоятелен и неадекватен. Дурак в первую очередь невежественен и доверчив, примитивен. Формат - это способ организации, а не суть. Дурак может быть пиксельным, а может и не быть. Глупец - пиксельный всегда. Это как альпинист - всегда скалолаз, но скалолаз - не всегда альпинист. Мозгов у Лёнчика или Дианки, конечно, не хватает, но они не заморачиваются ничем и живут органично самим себе. Дианка - любит Моржова, Лёнчик - добывает деньги и соблазняет девчонок. Им не нужно никаких объяснений самого себя или мира сверх собственного чувственного опыта. А "пиксельному человеку" - нужно, потому что чувственный опыт входит в противоречие с осмыслением картины жизни. И ПМ в данной ситуации является компромиссом, который устраивает человека. Под видом "верного" объяснения просто примеряет чувственный опыт и недостаточность своих объяснений этого опыта. Потому что - с точки зрения ПМ - этого конфликта, этого противоречия совсем не видно.
Вы немножко не так истолковали мою фразу из интервью для газеты. Я не имел в виду "жить по-старому" и "жить по-новому". Это не важно, по-старому или по-новому. Я имел в виду "жить разумно" и "жить неразумно". Под словом "меняться" я имею в виду "начинать жить по уму". Пока мы не будем пользоваться разумом, мы не будем жить разумно - вот смысл этой фразы. Я бы не стал утверждать, что это какое-то уж открытие в мировой философии. Мне представляется, что общество может быть вполне справедливым (точнее, приемлемо справедливым) и при социализме, и при капитализме; и при монархии, и при демократии. Но только если оно живёт разумно. Если же неразумно - то не важно, какой строй или порядок. Всё равно "всё будет как попало".
Моржов (ну, и я сам, видимо) - не Колумб, а, скорее, Линней. Он не открыл индейцев, а отыскал (как ему - мне - кажется) метод систематизации и объяснения. Конечно, Моржову интересно применить этот метод ко всему и везде. Поэтому ему и интересны люди ПМ. Но вряд ли он заиграется и сам станет пиксельным. Не заигрался же Линней, обнаружив, что человек наиболее близок к обезьянам, и не перешёл жить на пальмы и питаться бананами. Хотя смерть Алёнушки, безусловно, вывела Моржова из состояния безмятежного производства опыта над людьми в состояние переживания личной драмы.
То, что роман сам может стать форматом, - я с вами согласен. Не в лично-своём случае (как справедливо написал Б.Кузьминский, я "не опознан таргет-группой", чтобы у меня был потенциал превратиться в формат). Но вообще так бывает сплошь и рядом. В абсолютный формат превращён, например, "Властелин колец". (На мой взгляд, именно его "формато-генностью" и определяется его популярность, а вовсе не художественными достоинствами и не удивительностью вымышленного мира.) Или другой пример... Вот снял В.Бортко сериал "Идиот" - и тем продемонстрировал новый формат. И сразу пачкой вылетели другие сериалы по русской классике. Сам же Бортко (на мой взгляд) стал и жертвой того, что открыл новый формат, когда в этом формате снял "Мастера и Маргариту" и оказалось, что роман Булгакова в таком формате нежизнеспособен. Но ничего не поделать. Таковы законы существования искусства. Любое яркое и самобытное произведение становится родоначальником формата (в более узком смысле - первоисточником эпигонства).
А вот описать жизнь целиком невозможно вообще. Даже для энциклопедии. Если бы это было возможно, то искусства не существовало бы, а существовал один метампсихоз (переселение душ). На мой взгляд, искусство - это не описание жизни, а описание точки зрения на жизнь. Если эта точка зрения сформулирована очень конкретно (например, в виде теории), то и произведение унаследует определённую сухость, схематичность. Или однобокость. Разве "Мёртвые души" или "12 стульев" или Достоевский - не "однобокие", не тенденциозные вещи? Их однобокость сглаживает патина прошедших лет, но никуда эта однобокость не девалась. Так что ничего тут не поделать. Во всяким случае, мне.
А новую книгу Айтматова я пока не читал.

28.06.2007 Лена

Уважаемый Алексей!
В догонку к предыдущему, ещё вот... нашла-таки в вашем интервью то, что напрямую спросить постеснялась (ну, не принято сейчас задавать напрямую вопросы из разряда "что такое хорошо", наверно, из-за КВ...), про моральную подоплёку моржовского поведения.
«Я (и Моржов)… мы полагаем, что задача любого человека – помочь максимальному количеству тех людей, которым нам хочется помочь.» Всё это замечательно, но как быть с теми, кто нам-то приятен, и мы-то им приятны, но им от нас ничего не надо? Их просто так в свой круг не втянуть, по их собственной воле, а если всё-таки и пытаться, то как раз и получается то самое насилие, которого так хочется избежать. Я имею ввиду тех, конечно, кто не хочет взаимодействовать с форматом – Щёкина и Костёрыча. Пытаясь «облагодействовать» их, Моржов глубоко обижает Щёкина, да и с Костёрычем тоже не особо церемонится, с его принципами…

ответ

Вы совершенно правы, Лена. Но я же не говорил, что ПМ - это правильно, это "так и надо". Если бы Щёкин и Костёрыч были людьми ПМ, то не было бы никакой неловкости при вовлечении их в фамильон Моржова. Но они не таковы, и потому аморальное поведение Моржова по отношению к ним не очень красиво. (Ведь именно в некрасивости аморальности для нас и заключён её, аморальности, негатив. Это неприятно, но нужно признать. Когда аморальность красива, мы осуждаем её совсем иначе, если вообще осуждаем. Абсолютно аморальный тип д'Артаньян - но кто ж его осудит?) Но Щёкин, к примеру, соглашается на эту аморальность. (При всём сумасшествии Щёкина, он - самый адекватный герой романа.) Дело в том, что фамильон (и его мораль) - это не "этическое совершенствование", а "этическое выживание" (как Моржов говорил Милене). Пусть этика Моржова не особенно-то и хороша, но она всё-таки помогает выжить. Моржов считает, что лучше ущемить самолюбие человека, но спасти человека, чем отнестись к чужому самолюбию как к высшей, неприкосновенной ценности и тем самым обречь человека на гибель. Представьте ситуацию принцессы на пожаре. Можно, нарушив все нормы этикета, схватить принцессу в охапку и вынести вон - как простую кухонную девку, а можно последовать этикету, который запрещает подобное отношение к принцессе, и соблюсти пиетет перед её саном, но принцесса сгорит. Моржов предпочитает первый способ, понимая, что потом принцесса и её придворные отхлестают его по щекам или вызовут на дуэль, если вообще не упекут в каземат. То есть, из двух зол Моржов выбирает меньшее. Если вам пришлись к сердцу Щёкин и Костёрыч, вы представьте их без Моржова... Душераздирающее зрелище. Щёкин бухает ночью в каморке на автостоянке, машину из-под его присмотра угоняют, хозяин "ставит на бабки" сторожа, Щёкин, отдавая долги, продаёт квартиру жены или убегает и бомжует... Беспомощный Костёрыч работает в школе, над ним издеваются упыри, директор увольняет его за профнепригодность - а это позор (Костёрыч - учитель, но не педагог, как Щёкин - педагог, но не учитель), опозоренный Костёрыч дотягивает до пенсии, работая дворником, и в городе Ковязине все его ученики видят, как опустился их учитель... Это вполне реальные сценарии существования Костёрыча и Щёкина без МУДО. Без Моржовской аморальности их самолюбие погибнет вообще. Так что я считаю Моржова циничным и хамоватым, беспардонным и непрошенным, но доктором. Может, я убедил вас, а может, и нет. Здесь всё зависит от степени драматизма вашего и моего видения социальной ситуации. Для меня она - преддверие катастрофы, хотя лично я живу припеваючи и лучше очень и очень многих.

28.06.2007 Илона

Здравствуйте, Алексей! Читала я, читала ваши ответы на вопросы и не выдержала. Объясните вы мне, почему Моржов положительный герой? В чем его положительность? В том, что он оставил любящую его женщину и сделал несчастной? Может быть в том, что он обвиняет любимую женщину за то, что она не признала его право быть алкашом? Или в том, что он лжет и изворачивается на каждом шагу? Или в том, что на протяжении всего романа мы только теоретически узнаем что-то о его творчестве, а он о нем не говорит и не думает, а думает о совершенно других вещах? Может быть, его положиельность в том, что он сохранил МУДО - на фиг никому ненужное учреждение, полное бездельников и потаскух? "защитил" от жестокого внешнего мира баб, которые готовы лечь под каждого, у кого есть хоть немного денег, власти, ну или хотя бы есть орган, под который можно лечь? "защищая", перетрахал каждую? Может, его положительность еще в том, что он развернулся и свалил, разбудив все это болото, взбаламутив души этих людей, разбудив чувства? так ведь разбудил и оставил в том же дерьме. и друга бросил лучшего, и Костерыча, который уж вовсе ни в чем не виноват ни перед кем. судя по вашим ответам, чуть ли не главной его доблестью вы считаете то, что он мальчишку убил. так ведь он человека убил - какого ни есть, а человека. и поступил, кстати, как персонаж с пиксельным мышлением: абсолютно любой примитивно организованный человек отреагировал бы так же. даже за меньшую обиду порой убить тянет. ну так мы тем и отличаемся от папуасов в джунглях, что с желанием этим умеем справляться. Моржов, как мне показалось, персонаж примитивно-снобистский. Он и сам мало чем отличается от окружающих - он просто более изощренно умеет врать и гораздо ярче оформляет свои идеи в слова, чем остальные. вместо того, чтобы выдрать близких ему людей из дерьма, в котором они все живут, он их затолкал в еще большее дерьмо, оставив их обманутыми и ... (тут неприличное слово).
Я это все не чтобы наехать. Я, Глеб, разобраться хочу. Объясните, пожалуйста. у меня, конечно, женский очень взгляд на все это. но импотент (а ни один нормальный мужик не нуждается в виагре), который возведен в герои, мне кажется уж очень странным "героем нашего времени". тем более, что вы все время ссылаетесь на ельцинскую эпоху, которая закончилась 8 лет назад. и сейчас страна выстроена вовсе не по принципу фамильона, мне кажется.

ответ

Уважаемая Илона!
Я очень благодарен вам за то, что вы впечатляюще-ясно сформулировали те вопросы, которые я и провоцировал у читателя, когда придумывал Моржова. Порассуждать "вокруг" Моржова и ПМ я готов с удовольствием, но вот отвечать на прямые вопросы - не хочу. Потому что сам же и жду, как ответят читатели (если дадут себе труд отвечать). Мне кажется, что сам факт наличия у вас этих вопросов объясняется тем, что вы не очень уверены в правоте и однозначности предлагаемых вами ответов. Может, я и не прав. Но поймите и меня. Я написал роман. На этом сайте и в паре-тройке интервью я же и объяснил его - вместо критиков. Что же, сейчас я должен и вместо читателей отработать, что ли?
Давайте подождём. Если нигде вообще никакого разговора не состоится - я вам отвечу, почему я считаю Моржова хорошим человеком, хотя, наверное, нету заповеди, через которую он бы не переступил.
А про страну... Я не думаю, что она принципиально изменилась со времён Ельцина (Брежнева, Сталина, Николая Второго, Петра Первого, Ивана Грозного...). 8 лет - маловато для "эпохи". Механическое перечисление (суммирование) внешних перемен - назначаемость губернаторов, зажим свободы слова, Березовский в Лондоне, Ксения Собчак в телевизоре, а не в школе - это ещё не свидетельство коренной смены эпох. Так, очередное коленце той же самой очень многоколенной трубы (я не сказал - сточной). И если вместо одного великого фамильона появилось два десятка фамильонов поменьше и понезаметнее, то это ничего не решает. Вопрос стоит "быть или не быть?", а не "быть так или быть сяк?"

27.06.2007 Кирилл Дегтярёв

Алексей, а ещё моя жена (учительница географии, о чём я, кажется, уже сообщал) спрашивает Вас, вернул ли Моржов сертификаты Диане.

ответ

Вообще-то, Кирилл, это уже выходит за пределы романа. Но я отвечу. Я думаю, что сертификаты Моржов не отдал. Забыл. Впрочем, у него была уважительная причина. Однако, это не катастрофа. Сертификаты в МУДО могла забрать и Диана как завуч, и классный руководитель, и даже сам ребёнок - один или тем более с родителями. Держать сертификаты вопреки желанию ребёнка в МУДО никто не будет - кому нужны скандалы?

27.06.2007 ЮККА

Спасибо, Алексей, за ответ.
Но взаимонепонимание это типично мужской ответ, так проще сказать о любом женском мнении, коли оно идёт вразрез Вашему.
Я то с Вами не как с мужчиной хочу общаться. Может Вы меня тоже обзовёте дурой , как журналистку. Мне не обидно.

ответ

Дорогая ЮККА!
Я имею в виду не личностное взаимонепонимание, а противоположные трактовки моего романа.

26.06.2007 Дмитрий

Здравствуйте. Совсем недавно попала в мои руки ваша книга "Географ глобус пропил". И признаюсь честно не пожалел что прочел. И мне очень стыдно, но все ваши книги сегодня я скачал с инета. А спросить вот что хотел, не кажется ли вам что ваше творчество, а может и сама жизнь имеют что-то общее с Генри Миллером? И вобще как вы к нему относитесь? С большим уважением Максимов Дмитрий

ответ

Уважаемый Дмитрий.
Спасибо за интерес к моим опусам.
О жизни Миллера я сужу только по фильму "Генри и Джун", и насколько этот фильм биографичен - не знаю. По фильму Миллер мне очень нравится как личность. Но моя жизнь совсем не похожа на его жизнь в фильме.
У Миллера я читал только "Тропик Рака", да и то году в 91-ом. Почти ничего не помню. Помню только, что никакой особенной скандальности я не нашёл.
Я вообще зарубежную литературу 20-го века знаю плохо. Я ничего не читал ни у Пруста, ни у Джойса, ни у Борхеса, ни у Буковски, ни у Бегбедера... и т.д. Литературный формат "Географа" впервые я встретил у Виктории Токаревой (Набоков - другой формат), а вовсе не у Аксёнова (не читал), не у Гладилина (не читал), не у Балаяна (не смотрел). Но моё невнимание к этим персонам вовсе не означает моего неуважения (тем более, не означает, что они - ничтожества). Просто не случилось. Так повернулась жизнь, что некому было подсказать, чего читать, а чего не читать.

26.06.2007 Ласточка

"А о чём спрашивать про «Блуду»? В неё критик что-то не въезжает, хотя чего в ней сложного-то? А задавать вопрос «Снимал ли ты шлюх по саунам?» осмелится только падонок. Так что пока – нормально. И это к лучшему, потому что я боюсь в раздражении наговорить много лишнего и несправедливого. Хотя, с другой стороны, почему бы и нет? Ори - не ори, а уже к вечеру все про это забудут."
Ни фига. Я третий день в шоке. Вы, блин,нашли на ком оторваться - на мне да на Данилкине, на тех, кто искренне любит ваше творчество.

ответ

Дорогая Ласточка!
Простите, если я вас напряг. Я очень удивился, прочитав ваш вопрос, потому что в нём мне увиделось откровенное недоброжелательство. Могу объяснить это только КВ (для маразма я ещё юн). Вот и шарахнул в ответ.
А Льва я очень люблю и уважаю - и как критика, и как человека. И вовсе не за то, что он меня хвалит, потому что он и ругал меня преизрядно (но хвалил больше, конечно). Просто этот пассаж Льва - ну правда нелепость. Объясняется он, наверное, опять же КВ.
Так что немедленно выходите из шока на белый свет.

26.06.2007 Антон

Уважаемый Алексей Викторович!
Как вы относитесь к творчеству Ильи Стогова? Лично мне его книжки не нравится, потому что порой пишет о чем не знает, выдавая себя за великого знатока, в результате чего выходит развесистая клюква, вроде "Революции сейчас" (Такого там понаписал! Одна биография Е. Летова чего стоит!!!)
Хотя стаьи о вашем творчестве пишет лучше Данилкина (этот господин, наверное, попротивнее Стогова будет)

ответ

Уважаемый Антон!
Экий вы свирепый. Не рубите сплеча.
Я не знаю материала, на котором Илья пишет свои книги, поэтому не могу судить, насколько этот материал знает Илья. Читать мне интересно. Всегда. Хотя зачастую больше интересен драйв от личности автора, чем от объекта изображения. Например, ну не приглянулась мне группа "Психея", но зато доставил удовольствие пафос Ильи по поводу этой группы. Как я понимаю, сейчас (с новым проектом) Илья работает в каком-то европейском формате документалистики (или публицистики?..), так что многие претензии - к формату, а не к Илье. Вообще же мне кажется что тексты Ильи выводятся из жизни и личности Ильи. (У меня, например, - нет.) Поскольку жизнь и личность г-на Стогова мне интересны, то и тексты интересны тоже. А его отзывов на свои творения (за исключением "Сердца пармы") я не читал.
И Лев Данилкин мне представляется очень вменяемым, адекватным и ярким критиком. Точнее, самым ярким. (Только что я писал, что это вовсе не потому, что Лев часто пишет обо мне хорошо - и вообще пишет обо мне). И ничуть не "противным". Скажем, совсем недавно я заказал себе по интернет-магазину книжку Льва "Круговые объезды по кишкам нищего". Заказал, потому что мне интересно, чего говорит Лев не только про меня. А про меня, кстати, Данилким порой говорит такое, что я озлобленно чешусь целую неделю.

25.06.2007 Кирилл Дегтярёв

Алексей, и Вам спасибо за содержательные и «открытые» ответы (если я вообще правильно употребил этот термин), в смысле - вызывающие к дальнейшим размышлениям.
Фамильоны, думаю, тоже существуют в реальности. Я вот даже стал оглядывать круг знакомых – есть они.
Можно даже попробовать «научно» сформулировать. Получается довольно закономерная форма организации общества, когда община (родовая, соседская) распалась, а государство свои функции выполнять перестало. А в «мировом масштабе» - глобализация. Тоже стирание государства. Вероятно, есть и интернациональные фамильоны.
Если позволите, ещё два вопроса. Заранее прошу прощения за занудство.
1. А, может, всё-таки, ПМ – это просто-напросто человеческий формат? В смысле – без правды Божией? Цель – «стать успешным». Кстати, типичные книжки с типичным ПМ-названием типа: «7 (10, 20…) шагов к успеху». И всё равно ведь сводится к: «Не собирайте богатства на земле, а собирайте богатства на небе»? А значит, ПМ всё-таки определяется смыслом жизни? А он-то и диктует формат мышления. С другой стороны, если следовать христианскому вероучению, то правду Божию (и, стало быть, смысл жизни) люди знают постольку, поскольку Бог сам её и Себя людям открывает. А без этого люди обречены на ПМ. Обезбожение приводит к опикселиванию. Понимаю, что получается слишком прямолинейно и сводится к морализаторству и догматике. Но… так уж у меня получилось.
2. Всё-таки, Моржов… Говорите, «Моржов – это обычный, реальный, повседневный герой». Пусть. Вам, как автору, в конце концов, виднее. Но он ведь не ушёл как обычный герой. Вообще-то все прочие Ваши герои остаются на своей земле. Если даже приходится на неё упасть, как князю Михаилу. А Моржов ушёл. Даже, прямо скажем, ушёл немножко по-свински. Фамильон свой бросил, Розке сердце разбил. Где его ответственность? Пацан принял ответственность, пацан её сдал, да? Испугался следствия по делу об убийстве Лёнчика? Так этим он, напротив, навлекает на себя подозрения. Человек, входящий в круг знакомых погибшего, исчезнувший сразу после его смерти. Даже трудовую книжку из МУДО не забрал, да? Прошу прощения за «стёб» и за то, что заехал совсем в другой жанр, но, всё-таки… Вроде и Щёкин прав: «ушёл, чтобы простить…». Но ведь тогда Щёкин не прав в том, что Моржов – фамильоностроитель. Разве что пошёл расширять свой фамильон? Или истину искать?

ответ

Уважаемый Кирилл.
В каком-то смысле вы правы - про ПМ как "человеческий формат". Глупость - изобретение человечества, а не бога. Но всё-таки ПМ - это форма, а не содержание. А Бог - содержание. Но его вполне можно запихать в ПМ. Скажем, православные люди, верящие в гороскопы, потому что "так Господь открывает нам свою волю" - это люди пиксельной веры. Очень далёкой от настоящей. Однако, без Бога мы вряд ли стали бы глупее, но вот бессердечнее - стали бы безусловно.
А Моржов ушёл по очень простой причине: не осталось его мира. Он привык жить в пиксельном мире, а пиксельный мир не выдерживает реальных вещей - настоящей любви (как у Розки) и настоящей смерти (как у Алёнушки). Лидер фамильона не может мыслить пиксельно, иначе он не соберёт свой фамильон. Он всё равно должен быть вне этого формата, чтобы иметь возможность манипулировать людьми. Ну, как полководец не может сражаться среди солдат и одновременно руководить битвой. Моржов может любить по-настоящему и быть любимым по-настоящему, потому что любовь в пиксельном мире несозидательна, это - "роскошь для оправдания". Но вот смерть уже ни на какой пиксельной козе не объехать. Либо самому для себя посчитать смерть пикселем и превратиться в идиота, либо уйти. Третьего не дано. Все размышления Щёкина о том, что Моржов "ушёл прощать", надо дочитать до конца - "простить можно везде, кроме Земли". То есть, нигде. То есть, надо уходить. Потому что простить такое невозможно. Возможно только не наказывать. И Моржов казнил главного виновника, того, кто продуцирует зло, и оставил жить паразитов - может, сами сдохнут, а может, найдут другой способ существования. Он не педагог, чтобы воспитывать. И об этом он тоже говорил Костёрычу.

страница: 17 из 212

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram