Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



08.04.2012 Наталия Гуревич

Алексей Викторович, снова, не взыщите. Спасибо за рекомендацию, Вы помогли сэкономить много времени, действительно отличная статья.
Меня еще ужасно занимает такой вопрос. Хорошо известно, что первые Ваши произведения долго и очень долго ожидали внимания издателей. Но мне не попалось информации: все это время Вы предпринимали какие-то активные действия или ограничивались рассылкой рукописей и ждали, пока они проснутся?
Спасибо, что Вы есть.

ответ

Уважаемая Наталия.
А какие у меня тогда могли быть иные активные действия, кроме рассылки рукописей? Местное книгоиздание издыхало. Денег на поездку в Москву у меня не было, знакомств в среде писателей или издателей - тоже, по телефону футболили. Даже на подержанный компьютер денег не было, чтобы через и-нет попробовать. Полный загон был. Живи на учительскую тыщу пятьсот в месяц и води в походы дегенератов, вот и все твои возможности, писатель хренов.

07.04.2012 Вячеслав

Алексей Викторович, объясните мне, глупому, почему если стоит ( стояла, стоит, но полуразвалившаяся ) церковь - то населенный пункт - обязательно село? У нас на Урале почти в каждом поселке при заводах были церкви... Выходит - мы теперь все селяне, а не рабочие? Примитивно как-то спрашиваю, но все же..

ответ

Уважаемый Вячеслав.
Объясню, в чём дело. На самом деле вопрос администрирования очень сложный, зависит от конкретной местности и имеет долгую историю развития. Я буду упрощать.
До революции населённый пункт, имеющий уездное правление и собор, назывался город. Населённый пункт, имеющий волостное правление и церковь, назывался селом. Населённый пункт, не имеющий никакого органа власти и храма с клиром (часовня - без клира), назывался деревней. Наличие храма было важно, потому что храм выполнял государственные функции, скажем, был отделом ЗАГСа – регистрировал рождения, смерти и браки.
Революция 1917 года отделила церковь от государства (Топоров, видимо, не в курсе). Административные статусы стали присваиваться по иному принципу. Если селение имеет органы власти и обслуживает промышленное предприятие – то оно посёлок. Если селение имеет органы власти и обслуживает сельское предприятие – то оно село. Если в селении органов власти нет, а предприятие, если и имеется, то сельское, - то это деревня.
Что такое Калитино? При царе в Калитино церковь и крестьяне, Калитино – село. При СССР храм закрыт и превращён в мастерские, есть промышленное предприятие – торфоразработки. Калитино – посёлок. В нынешнее время в Калитино нет ни храма, ни промышленного предприятия, ни сельскохозяйственного, ни органов власти. Это деревня. Без вариантов. И наличие руин церкви ничего не меняет.
Да это и не важно. Я ведь не статью по экономической географии Поволжья писал. Любой нормальный человек будет называть Калитино деревней. А как его ещё назвать? Аулом? Вот, к примеру, журналистка Бабинцева называет город Пермь, где я живу, «деревней под Челябинском» – и ничего, никто не сомневается в том, что Бабинцева - журналистка. Почему же Топоров сомневается, что «Псоглавцев» написал я, если автор называет Калитино деревней?
PS. Я убирал всякий хлам с сайта и второпях смахнул вопрос, не посёлок ли Ныроб стал прототипом Калитино. Хочу ответить человеку вот так, постскриптум. Нет, не Ныроб, хотя в Ныробе действуют зоны (правда, лесные, а не торфяные, к тому же их закрывать не собираются) и есть храм с Псоглавцем. И от ныробского впечатления я заинтересовался святым Христофором и его странными культами. А Калитино не имеет конкретного прототипа.

06.04.2012 Владимир

Огромное спасибо за "Псоглавцев"! Крайний раз такой же чистый восторг от был от "Пражского кладбища" У.Эко
Два вопроса:
1. Если Служкин - "герой 90-х", Моржов - "герой нулевых", то Кирилл - "герой десятых"?
2. При чтении мне часто вспоминался старый роман "Рой" С. Алексеева... атмосферой что ли какой-то... Вы читали эту книгу?
PS. Глубоко сочувствую авторам "рецензий". Похоже роман реально задел их за живое.

ответ

Уважаемый Владимир.
Спасибо.
Нет, Кирилла нельзя назвать «героем десятых». Во-первых, это обычный парень, ничего особенного. Во-вторых, «Псоглавцы» - роман «не того формата», он не претендует на «вердикты эпохе». Скажем так: он не изображает типическое в жизни, а пользуется типическим в жизни.
«Рой» Алексеева я не читал, но читал цикл «Валькирия», и он мне исключительно понравился. «Валькирия» - образцовые, «канонические» произведения подобного плана, и разумеется, что всё подобное будет напоминать этот цикл, потому что Алексеев создал эталон.

05.04.2012 Татьяна

Алексей, зачем вы спрятались под псевдонимом? Боялись критики? Роман "Псоглавцы", по-моему, слабый!

ответ

Уважаемая Татьяна.
Представьте, что личный сайт - он как дом, а роман - как ребёнок. Я приду к вам в дом и заявлю, что ваш ребёнок глупый и некрасивый. Вам захочется со мной общаться?
Но я общаюсь.
Теперь обратимся к логике. Я написал заведомо слабый роман и спрятался под псевдонимом. Издательство издало заведомо слабый роман под псевдонимом неизвестного автора - ну, чтобы продажи были хуже. Потом, когда все заорали, что роман слабый, мы с издательством открыли псевдоним. Есть ли логика, кроме мазохизма?
У меня почти все романы были слабые. "Общага" по этой причине пролежала в столе 13 лет, "Географ" - 8 лет, а "Сердце пармы" - три года. Наконец их издали, и потом я пошёл деградировать дальше, ниже ватерлинии, - как раз к расцвету лет, опыта и сил. Бывает.
И ладно, объясню про псевдоним. "Раз пошла такая пьянка - режь последний огурец". Я хотел издать новаторский роман "Псоглавцы" под псевдонимом, чтобы публика оценивала роман без клише "писатель-краевед" и "предыдущая вещь была лучше". Издательство плакало, потому что такое издание уменьшало его прибыли, но пошло мне навстречу. Роман был издан. Разумеется, я не ждал никакой революции, но считал, что читателям будет интересно поохотиться на оборотня в постмодернистском ключе: и оборотень - святой из русской церкви, и охотник - в дыму торфяных пожаров, на дрезине ГАЗ-51 и с интернетом за пазухой. Но вскоре я понял, что попал из огня да в полымя. От клише я не отвязался, только поменял одни клише на другие. Стали говорить "начинающий автор" и "деревенский триллер". Ну, а если хрен редьки не слаще, тогда следующий роман - "Комьюнити" - я решил издавать обратно под своим именем.

04.04.2012 Александр Смыслов

Здравствуйте, Алексей! Читаю отзывы о Вашем (как выяснилось!) романе «Псоглавцы» и вконец запутался. Например, известный критик Виктор Топоров пишет о сюжете (http://www.fontanka.ru/2012/04/04/027/) нечто совершенно непонятное: «Троица московских «музейщиков» приезжает туда тайком соскрести и вывезти в Москву древнюю фреску из здешней церкви – то есть чуть ли не похитить (с целью дальнейшей перепродажи) саму душу России». Разве сюжет книги таков?
Далее тот же критик почему-то напрямую связывает сюжет «Псоглавцев» с Вашим противостоянием Марату Гельману и удивляется якобы упущенной Вами «возможности встроить в художественное произведение острый публицистический памфлет». Как-то это нелепо…
Сам же текст, по мнению всё того же Топорова, написан не Вами, а каким-то подставным лицом, литературным «негром», и на это вроде как указывает сам псевдоним «Маврин».
Если можно, пожалуйста, разъясните и прокомментируйте.
Александр Смыслов, Санкт-Петербург

ответ

Уважаемый Александр.
Н-да, я ознакомился. Ни фига себе литературоведческий анализ от признанного светила филологии. Что мне сказать про цитату? В романе не музейщиков посылают в Калитино, а так, парней с бору по сосенке. Посылают не тайком: зачем таиться-то? Фреску снимают по согласованию с Минкультом, а не похищают. И снимают бережно, а не соскребают, потому что соскрести – значит уничтожить. Снимают не с целью перепродажи, а для передачи в музей. Не в Москве, а в Нижнем Новгороде. И фреска не древняя, а середины XIX века. И когда это Псоглавец был душой Российской? Если даже уважаемый специалист читает вот так вот неряшливо, то у тех, кто калибром поменьше, в головах вообще бардак.
Ну при чём тут Гельман? На шиша мне памфлет на него? А текст написан полностью мною, без всяких негров.
Я чувствую, что начинается какая-то бредятина. Понимаю: литкритики не опознали меня в авторе «Псоглавцев», значит, теперь им надо меня облаять, чтобы стало ясно – проблема в моей бездарности, а не в их непрофессионализме. Но уровень их профессионализма вы только что продемонстрировали. Короче, всё по роману: я – чужак, я «ушёл из зоны», в которой мне разрешали находиться, и теперь на меня нападают псоглавцы.

04.04.2012 Владимир Гусев (3)

5.Вам не кажется, что такое описание страха уже давно стало литературным штампом? - «Волосы на руках у Кирилла встали дыбом». «Кирилл почувствовал, что волосы его будто наэлектризовало, как в грозу». Кстати говоря, ни одна из сцен ужасов в этой книге почему-то не пугает при чтении. А вот то, что Кирилл после того, как он выстрелил из травматики в Лёху, должен был немедленно драпать обратно в Москву, чтобы остаться живым, это не вызывает сомнений, но вашему сюжету до такой логики дела нет.
6.С какой целью в книге приводится много наименований различных мировых брендов? Вот несколько примеров из множества: Nikon для Кирилла был совсем другим брендом: «Зеркальная камера Nikon по результатам теста отмечена знаком „Фото Travel The Best”». «Гугер протянул дешѐвую одноразовую зажигалку Cricket». «Это была старая, простенькая и дешѐвая Nokia». Таких примеров около 20.
7. Что за странности у обычного человека Кирилла? Слишком не убедительно он себя ведёт, когда лезет в чужой дом неизвестно для чего. Вам, вероятно, это тоже сомнительно и поэтому в оправдание такого поступка следует фраза: «Наслаждение игры было превыше голоса рассудка». Но ведь в течение всего времени нахождения Кирилла в деревне его поведение абсолютно не характеризуется никакой игрой. Он всё воспринимает достаточно серьёзно и страх преследует его. Ведь такая фраза не соответствует характеру Кирилла и более точно это «неуёмная любознательность и шило в заду». Не согласны? У него и с Лизой не игра, а всё по-настоящему, где же нашли игру?
8.Разве происходящее сейчас в стране и в мире не превосходит любую фантастику по своей неожиданности, содержательности и интересу? Ведь то, что будет в этом и следующем году окажется круче всякой фантастики и возможно страшнее. Вам уже не интересно писать без выдумывания чего-то запредельного, мистического, «гарри-поттернового»? Мерцоиды, псоглавцы, разархивированые сабджекты, бегающий крест, дэнжерологи…. Но ведь «Кирюша, это всё несерьёзно».
И всё-таки мне очень хотелось дочитать эту книгу до конца. Значит, буду читать и следующую. Спасибо.

ответ

5. Приведённые вами примеры - не штампы. Это обычное описание действия вроде «он встал со стула». Можно сказать «горит восток зарёю новой», а можно сказать «рано утром». И там, и там – Пушкин. Я и стремился к чистоте речи, как в «Капитанской дочке». Есть красота речи, которая скорее бывает причудливой избыточностью (знаю по себе), а есть чистота. На неё в каком-то смысле намекает псевдоним: Маврин – допросчик Пугачёва, ясность речи Маврина определила понимание Пушкина (кто ясно мыслит, тот ясно излагает).
Непременное «драпанье» Кирилла у вас не вызывает сомнения, а у меня вызывает. Кирилл – парень не робкого десятка. Трусливый герой для такого романа мне не нужен.
6. Потому что так сейчас и воспринимают мир люди, подобные моим героям. Смотрят на бренды, гуглят по каждому поводу. Основной художественный приём «Псоглавцев» - «обнажение приёма», а вы считаете это некой «бесхитростностью изложения», типа, автор дурачок: бренды перечисляет, рассказывает, откуда всё содрал…
7. Рефрен «Кирюша, это несерьёзно» напрямую отсылает к идее «игры всерьёз». Разве не ясно? При постмодернизме образца Пелевина или Тарантино такая игра моего героя превратилась бы в стёб и кич, а при постмодернизме образца Сорокина – в неуклюжую кентавромахию вроде «Последнего киногероя». Так что обе эти технологии для «Псоглавцев» не годятся. Для определения «серьёзности» реальности сейчас действуют постмодернистские практики: Подлинная ли вещь? – посмотрим лейбл. Настоящее ли чувство? – поиграем в него. Вам предлагают «роман об оборотнях» с Леви-Строссом, Лихачёвым и каноническим правом, а вы и поверили, что это роман про оборотней?
Вопрос номер 8 – это мораль. А я уже слишком большой мальчик, чтобы меня учили писать романы. Тут и читать-то не умеют.

04.04.2012 Владимир Гусев (2)

3.Может быть, существенное сокращение текста сделало бы её более читабельной? Слишком много в тексте описания результатов поиска Кириллом в Google. Например, из истории церковного раскола и про старообрядцев. Понятно, что это ваши личные размышления, а не из инета списанные. А «Доношение» Мельникова-Печерского существует?
4.А что же это за следы собаки оказались на кладбище, перед перепуганным Кириллом? И что это за 2 собаки были, которые Кирилл увидел ночью в школьном классе, ведь в деревне вообще не было собак? Что это было за странное место, где всё перевёрнулось наизнанку (и майка на Кирилле), а бегающий крест его испугал? Ведь всё это так и осталось неясно. «Ружьё на стене» так и не выстрелило, и Че Гевара с майки Кирилла не разархивировался как сабджект. Хотя, может быть, это в следующей серии?

ответ

3. «Доношения» Мельникова не существует. Как и казанской статьи академика Лихачёва, и дэнжерологов. Остальное – есть, хотя я порой подтасовывал факты или давал «неканоническую» версию события. Можно было бы всё это выбросить. Без всего этого получился бы роман ужасов про то, как три московских типчика встретили в деревне оборотней. Но это – страх сквозь слёзы.
Прелесть интеллектуальной игры в поиски по Google – не копипаст (тут много ума не надо), а обнаружение взаимосвязей. Например: Ворагинский - Ростовский, «Золотая легенда» - «Monster Manual», гноллы – «торфяные гапоны», Пропп – Леви-Стросс, ролевые игры в D&D и в ДНД, и так далее. В семиотике всё аукается во всём. Для специалистов я пальцем ткнул в Тартускую школу, когда назвал Проппа. Взаимосвязи создают контекст. Он и сам по себе забавен, и помогает выявить смысл романа – про риск перехода границы локуса.
4. «Ружьё не выстрелило», потому что ружьё вам привиделось. «Псоглавцы» - не триллер, а роман про то, как Кирилл немного пожил как в триллере. Всё, что он знает и видит, - из кино. Кирилл так и говорит: «по-настоящему, как в кино». «Убить Билла» вы воспринимаете как боевик? Так вот и здесь не роман ужасов. Но без стёба, а преувеличенно всерьёз. Как у Ромеро, если вам угодна приблизительная аналогия. А что, сейчас серьёзные мысли высказываются только в виде стёба? В «Псоглавцах» постмодернистская перетасовка семиотического понятия «мир как текст»: реальный мир как текст (история людей и народов) существует в виртуале (в Google), виртуальный «мир как текст» (сумма образов оборотней) герой отыскивает в реальности. Какой из этого можно извлечь моральный урок? Невозможно «уйти из зоны» постмодернизма - догонят или чужие, или свои.

04.04.2012 Владимир Гусев (1)

Уважаемый Алексей Викторович! Освоил ваш экшен-триллер-детектив «Псоглавцы». Эдакая культурологическая фантастика с элементами современной деградации деревни. Любопытно, что тема фантастики всё-таки не оставляет вас до сих пор. Я вообще не читаю фантастику, но если я дочитал всё-таки до конца, значит, мне было интересно. Интересен был не сам сюжет, не происходящее действие. Интересно было не то, что я читал в настоящий момент, а то, что же вы ещё придумаете дальше по ходу действия, чем же фантасмагория кончится и с какой целью умный и профессиональный писатель это сочинил, скрывший под псевдонимом?
Для меня ключевой фразой, которая повторяется в книге несколько раз, стало: «Кирюша, это всё несерьёзно». Таковы же и мои вопросы:
1.Вы писали эту книгу как бы для своего отдыха и развлечения? Вы согласны, что эту книгу всё-таки нельзя поставить в один ряд с «Общагой» и «Географом»? Всё-таки, то были на редкость НАСТОЯЩИЕ книги; книги на все времена. А «Псоглавцы» это для развлечение экшеном молодёжи (до 25 лет)?
2.В какой мере эта книга писалась для денег? Извините за этот вопрос, но возникло ощущение, что это повлияло на увеличение объёма текста.

ответ

Уважаемый Владимир.
Понимаю, что с нынешними литкритиками приходится самому изображать и Волка, и Зайчика. Как-то интерпретировать текст наши профи уже разучились, сикось-накось перебубнили сюжет «в лобешник», как поняли, и хватит. Но ужасно не хочется растолковывать. Тем более, в итоге вы всё равно скажете, что объявленные мною параметры не работают, раз уж вы их не «освоили» со второго абзаца первой главы. Владимир, сорри, но вы говорите о «фантастике с элементами деградации деревни» - это что такое? Вы путаете фантастику с фантасмагорией, то есть не видите разницы между жанром и приёмом. Если уж так, то не заставляйте меня строчить трактаты. Задавайте хотя бы по паре вопросов, а не по восемь сразу. Я разделю ваше послание на несколько частей, чтобы легче было читать.
1. Не хотите ставить «Псоглавцев» и «Географа» в один ряд – не ставьте. Я относился к текстам с равной степенью ответственности, но эти произведения имеют перед собой совершенно разные художественные задачи. Настолько же разные, насколько разные «Метели» у Пушкина и у Сорокина.
2. Все дилетанты уверены, что автор получает гонорар в зависимости от объёма текста. Это чушь для конспирологов. Я получил бы такой же гонорар и за вдвое меньший текст. В книгоиздании давно уже не платят за «листаж».

03.04.2012 Алексей, который

Уважаемый Алексей, дело вовсе не в авторстве. Совсем недавно и вы для меня были абсолютно неизвестным автором. Я подхожу к вопросу просто- нравится или нет. Я привык к хорошему плотному тексту от вас, выверенному сюжету, вообщем, кроме скажем так интересности, к профессиональному подходу. А в "Псоглавцах" обертка, реклама, ролик и т.п были не по-русски хорошо сделаны, а вот сама начинка...
Такое ощущение, что или вы спешили, и что-то еще.

ответ

Уважаемый Алексей.
Нет вопроса - нет ответа.

03.04.2012 Роман, 25 лет, Новосибирск

Здравствуйте, Алексей Викторович. Спасибо вам огромное за Ваши книги! Они произвели на меня глубочайшее впечатление.
Вопрос такой: скажите, пожалуйста, был ли у Отличника выбор не умирать? Мог ли он не убивать себя и остаться человеком при том, жить дальше? Или это был страшный, но глубоко человеческий поступок, который в данной ситуации необходимо было совершить, без которого вся последующая жизнь была бы всего лишь компромиссом этому поступку?
Просто очень не хочется рассматривать Отличника и его смерть как некоторое метафорическое умирание того лучшего, что было в остальных ребятах - Нелли, Леле, Ване и Игоре - и что Отличник олицетворял собой.

ответ

Уважаемый Роман.
Вы задаёте сложный вопрос. У зрелого человека не вызывает сомнения, что надо принять такую ситуацию и преодолеть её в своей душе. Но ведь Отличник - и человек незрелый, да ещё и в стрессе. Поэтому я не могу сказать, был ли у Отличника выбор. Объективно - да, субъективно - нет.
А по поводу смерти Отличника как метафоры умирания всего хорошего могу сказать, что я рассчитывал писать продолжение, где окажется, что и Отличник, и Серафима живы - и они "прокручивают" свершившийся конфликт по второму разу. Но я понял, что и так сказал всё, что хотел, и не стал писать продолжения.

03.04.2012 Вячеслав

Здравствуйте, Алексей Викторович. Скажите, Вы действительно считаете, что деревня "потеряла смысл"? Уж очень конкретно в своих романах Вы делите людей на цивилизованных ( пришлых и города) и местных деградантов...

ответ

Уважаемый Вячеслав.
Не соглашусь с вами.
Во-первых, это цивилизованные люди превратились в псоглавцев, а не деревенские алкаши. Так что дегуманизация - общая проблема, в том числе и для цивилизованных людей.
Во-вторых, деградация жителей деревни не тождественна деградация деревни как мира. Деградация жителей - это потеря человеческого облика, которая в равной степени присутствует и в городе тоже, но в городе ещё чем-то сдерживается внешне, а в деревне - уже ничем, потому что закончился деревенский мир с его механизмами сдерживания.
А вот история гибели российской деревни как особого усадебно-общинного мира очень долгая. Основные её фазы и явления (истории гибели, а не истории деревни) - отмена крепостного права, переселенческая политика и аграрная реформа Столыпина, раскулачивание и коллективизация, совнархозы, постановление 1974 года о ликвидации малых и бесперспективных деревень. После этого деревни как общинного сельского мира не осталось, а осталась некая слободская (пригородная и малогородная) субкультура. С темой деревни, на мой взгляд, прочнейшим образом увязан феномен русской интеллигенции, которая (интеллигенция) началась "хождением в народ" разночинцев, а закончилась писателями-деревенщиками. До интеллигенции была аристократия, после - буржуазные интеллектуалы. Обо всём этом я более подробно написал в 2009 году, эта статья - "Бунт примирения" - здесь на сайте в разделе "Статьи".

02.04.2012 Алексей, который

Алексей, вы первостатейный мистификатор-)). Признаюсь, никогда не подумал, что вы автор "Псоглавцев". Надеюсь, что через полгода вы откроете тайну вашего действа (помечу в своем ежегоднике, чтобы спросить 3 октября), но своё мнение не изменю - роман слабый, сырой. Не ваш стиль. Может хотя бы пару слов от вас об этом произведении?

ответ

Уважаемый Алексей.
У меня складывается ощущение, что вы воспринимаете "Псоглавцев" ярлыками, "по-пиксельному": молодой автор - значит, сырой роман, упомянуты бренды - значит, продакт-плейсмент, если так кажется мне, то это и есть истина, и так далее. На уровне аргументов - о продакт-плейсменте - я вас не убедил, а на уровне ярлыков мне и убеждаться ни от кого незачем. Это разговор вроде игры в подкидного по электричкам.

02.04.2012 Лена

Здравствуйте! В ответ на мой вопрос о месте романа "Общага-на-Крови" в Вашем творчестве Вы говорите, что "Общага" для Вас очень важна. Можно ли узнать в чём состоит эта важность?

ответ

Уважаемая Лена.
В "Общаге" я ощущаю молодость, а это очень редкое ощущение. Другие ощущения от других романов я или могу воспроизвести, или они никуда не делись, или уже не нужны, а "Общага" вот такой ресурс. Камертон. Медиатор.

31.03.2012 Александра

Добрый день, Алексей Викторович. А вы создаёте неологизмы для своей прозы?если да, то приведите примеры.
Спасибо

ответ

Уважаемая Александра.
Ваш вопрос просто льёт бальзам на мою душу. Я очень много (наверное, чересчур много) придумываю неологизмов (или неологизмы? как правильно сказать?). В "Сердце пармы", к примеру, - слово "хумляльт". В "Золоте бунта" я тоже много придумал, но там специфическая тема - жаргон сплавщиков, и для простого читателя все слова неологизмы, и придуманные мною, и реальные. Скажем, слово "жлудовка", хотя это и не из сплавщицкого жаргона. В "Блуде" - "мерцоиды". А, скажем, в "Кораблях и Галактике" каждое название главы (а их там штук 30) - неологизм.

31.03.2012 Дмитрий

Здравствуйте!Читали ли Вы Демина Валерия "Уральская Гиперборея" ? Хотелось бы узнать Ваше мнение.Заранее спасибо.

ответ

Уважаемый Дмитрий.
Увы, я не читал этого произведения. Теперь буду знать и обязательно прочитаю.

страница: 139 из 212

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram