Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



07.01.2018 Елена

Добрый день! Где можно купить книги автора в электронном виде, чтобы средства поступили именно автору?

ответ

Уважаемая Елена.
Покупайте на ресурсе "ЛитРес".

04.01.2018 Валерий

Уважаемый Алексей Викторович.
1. Вопрос вот о чем - можно ли (и нужно ли) провести некую границу "истинности" той или иной информации в интернете?
Смысл в том, что на очень поверхностном ("перечислительном") уровне интернет-информация выглядит убедительно.
Но по мере углубления в тему растет вероятность неточностей, "отсебятины" и даже сознательной дезинформации (это очень характерно для военно-технической информации). Зачем вообще нужно такое знание?
2. В "доинтернетную" эпоху можно увидеть ту же проблему. Любой научный или околонаучный труд вполне мог быть хорошо
разработанным плодом воображения автора. Например, «Этногенез и биосфера Земли» Л.Н.Гумилева или "Новая хронология" А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского.
Это лишний раз говорит о зыбкости самого понятия истины. Может быть, истина никому не нужна, а интересна лишь творческая фантазия и ее плоды?

ответ

Уважаемый Валерий.
Вы сводите воедино много разных проблем.
"Творческая фантазия" - это одна проблема, отличная от проблемы истины. "Плод творческой фантазии" может отличаться от "правды факта", но соответствовать истине. Например, описание войны 1812 года у Толстого не совсем точное по фактам, но точное по духу и фактуре, поэтому его можно считать "истиной". Определённое отклонение от фактов, которое художник допускает в художественных целях, не противоречит истине. Но далеко не всякое отклонение является художественным приёмом. Гораздо чаще оно объясняется просто некомпетентностью и к "плодам творческой фантазии" не имеет никакого отношения.
Точность, правдивость, истинность какого-либо утверждения зависит от конкретного случая. Ничуть не сложно добиться точности в определении года от Рождества Христова, который сейчас на дворе. И невозможно точно определить число "пи".
И всегда важна, так сказать, "степень приближения". Например, вы утверждаете, что Земля - шар. Это правда. Но при более внимательном изучении выясняется, что Земля - овоид. Это тоже правда. Однако потом выясняется, что Земля - геоид. И это тоже правда. Короче говоря, нужно для себя решить, сколько цифр после запятой вам нужно в числе "пи". Это и будет тот уровень истинности, который вы себе задаёте.
Проблема интернета - это не проблема отсутствия истины, а проблема невозможности её идентификации. Кто-то где-то обнародовал истину, но как вам отличить её от не-истины, если в интернете нет института авторитета, истина не аргументирована, а вы задаёте некорректно сформулированные вопросы?

03.01.2018 Егор

Уважаемый Алексей! С новым годом вас! Расскажите, пожалуйста, о своей писательской рутине. Есть ли график? Как вы работаете? Каков он — день, Алексея Иванова? Спасибо!

ответ

Уважаемый Егор.
И вас с наступившим.
Сорри, но раньше ваши вопросы были куда более оригинальные и интересные, нежели нынешний - про рутину. Я уже много-много раз об этом рассказывал в интервью.
Я работаю всегда, когда есть возможность. В тусовках я никогда не участвую, "общественной писательской жизнью" занимаюсь по минимуму, поэтому работаю много. К работе я подхожу конструктивно: всегда формулирую вопросы по своему произведению и придумываю ответы. Никогда не начинаю работать, не подготовившись и не зная, что делать. Пишу не по страницам, а по эпизодам; обычно один день - один эпизод. Это роднит мои произведения с кинематографом. И я всегда пользуюсь интернетом: смотрю, о чём пишу (и всё, что относится "по касательной") сверяюсь, проверяю по разным источникам и темам.
Кстати, по своему опыту я уверен, что знакомство со способом работы писателя ничего не даёт для понимания его произведений.

26.12.2017 Егор

Уважаемый Алексей! Скажите, пожалуйста, а вы все еще не очень любите рассказы? Помню, как один коллега попросил вас написать рассказ для глянцевого журнала, а вы ответили, что рассказы писать не умеете и любите все большое. Расскажите, пожалуйста, вообще о своем отношении к малым формам?

ответ

Моё отношение к рассказу не изменилось. Я - человек эпического склада мышления, а рассказ - из другого кластера, поэтому рассказ как формат мне не близок и не интересен. Однако я считаю, что рассказ - самое сложное дело в прозе, поскольку его суть отличается от сути прозы. Уловить суть рассказа очень сложно. Рассказ - не "сокращённый роман", не "маленький случай из жизни" и не развёрнутая метафора (иллюстрация). Он - нечто иное. Он ближе к поэзии, к музыке, к эскизу, чем к прозе с её повестями и романами. Из настоящего рассказа невозможно сделать фильм, настоящий рассказ невозможно увеличить до повести. Возьмите, например, "Рыбку-бананку" Сэлинджера. Её можно "перевоплотить" в рисунок, в мелодию или в стихотворение-ассоциацию, но кино не снять, и в роман не раздуть: получится велосипед с паровой машиной. Я не знаю, как устроено сознание тех людей, которые могут сочинить рассказ или стихотворение, поэтому и не пишу рассказов и стихов. Я воспринимаю мир иначе, более рационалистично: сюжет, герои, язык, идея. А в рассказе важно эфемерное впечатление.

25.12.2017 Альмира

Добрый день, Алексей! Когда выйдет книга"Мало избранных"? Она дважды анонсировалась в этом году.
Всего доброго! С наступающим Новым Годом!

ответ

Уважаемая Альмира.
Я затянул с этим романом. Но сейчас уже всё: он дописан и сдан в редакцию. Книга выйдет в середине января. Это уже точно.

22.12.2017 Егор

Уважаемый, Алексей. Хорошо. Я надеюсь, что вас не смутит обилие меня в вашей ленте. Сократил до имени, чтобы не овлекало.
Главный авторский принцип Эрнеста Хемингуэя — писать о том, что хорошо знаешь. В интервью The Paris Review, опубликованном в 1958 году привел хорошую цитату, которая звучит примерно так: "Знания — вот что формирует подводную часть айсберга. Писатель, при условоии, что он хорош, не занимается описанием. Писатель строит историю, черпая знания в себе и в окружающем мире. Порой речь о знаниях, которые писатель "не помнит" — семейном опыте, генетической памяти. Кто учит голубя возвращаться в голубятник?" Расскажите, пожалуйста, как процесс накопления знаний (материала) происходит у вас? Иванов-исследователь и Иванов-писатель — это разные люди? Они дружны? Или, быть может, конфликтуют, потому что Иванов-писатель подгоняет Иванова-исследователя и требует немедленно сесть за работу, но тот говорит, что время еще не пришло? Есть ли у вас какая-то система работы с материалом на подготовительном этапе?
И сразу второй вопрос, потому что это вопрос вдогонку:
Вы все еще боитесь чистого листа? Если отмотать в точку начала работы над первой частью романа "Тобол" — вы помните свои ощущения, когда сели за компьютер, а там — пустота?

ответ

Признаться, даже затрудняюсь ответить.
Во времена Хемингуэя писателю, действительно, требовалось знать, о чём он пишет. В наши времена к этому требованию добавляется другое: надо, чтобы при этом предмет твоих знаний был общезначим. Например, писатель прекрасно знает свою генеалогию – но значимо ли для читателей, кем были бабушка и дедушка писателя? Или другой пример, более актуальный в эпоху, когда писатели выдают «автотексты» (описания своей повседневной жизни): писатель прекрасно знает, как он поспал, что у него было на завтрак, как он относится к своей одежде и соседям по лестничной клетке – но важно ли это для читателя? Так что к знанию предмета нужно добавлять и критическое отношение к нему.
Кстати, могу привести и другой принцип, не менее правильный, чем у Хэмингуэя: писать надо о том, что ты знаешь хорошо, или чего не знает никто.
Как «исследователь» (какое-то слишком выспреннее определение) я всегда в подчинении у себя как писателя. Тема для произведения появляется из общей эрудиции, интереса к миру. Лично у меня в запасе всегда есть несколько тем, в которых мне хотелось бы поработать: скажем, бронепароходы, «Мёртвая дорога», звериный стиль, Радиевая экспедиция и так далее. Жанр и сюжет подбираются под тему, чтобы тема была раскрыта произведением с разных сторон. Определившись с темой, я точно формулирую для себя вопросы: что мне надо узнать? Это касается не только исторических произведений, но и современных. Например, для «Псоглавцев» я выяснял, как устроена дрезина на базе грузовика ГАЗ-51 и как работает торфяной карьер. И дальше я начинаю копать. В интернете или в спецлитературе. Пока копаю, формируется общее понимание и складываются в копилочку яркие детали. Изучение материала – даже если объём материала значительно превосходит необходимое для произведения количество – помогает построить в воображении мир, в котором ты чувствуешь себя легко и свободно, как в собственной квартире. Автор всегда должен чувствовать себя в материале свободно, иначе получится что-то инвалидное.
Чистого листа я не боюсь, да никогда и не боялся. На самом деле «чистого листа» не бывает. Точнее, он бывает, когда не знаешь, что писать, а я всегда знаю, потому что перед началом работы долго готовлюсь и много придумываю. Против «чистого листа» (в первый день работы и в любой другой день) есть уловочка, которую я подтибрил у Стругацких («Хромая судьба»). Цитирую: «Затем я сел за машинку и начал прямо с фразы, которую придумал ещё вчера, но не пустил в ход, а сберёг специально для затравки на сегодня». Сочинишь такую «запальную фразу» заранее – и работа сразу пойдёт.
А перед романом «Тоболом» я написал сценарий сериала «Тобол», так что к роману я был готов на все сто.

21.12.2017 Егор Апполонов

Алексей, и снова — спасибо за ответ.
......

ответ

Уважаемый Егор.
Мне, безусловно, интересно обо всём об этом порассуждать, тем более, что вы задаёте очень хорошие вопросы. Но - не в предложенном вами формате. Если хотите - спрашивайте здесь на сайте, а потом из ответов сформируйте то, что вам нужно. В режиме "в час по чайной ложке" мне будет легче.

19.12.2017 Егор Апполонов

Алексей, спасибо за ответы! Я заметил, что написал слово "атТрибуция", в то время как оно "атрибуция".
А тогда еще такой вопрос: что вы думаете о подражании любимым авторам? Был ли в вашем творчестве (на заре, вероятно) такой этап?
Чему учит подражание и учит ли чему-то вообще?
Спасибо! :-)

ответ

Уважаемый Егор.
Подражание - естественный этап формирования писателя. Как, например, и написание продолжений. Но это возрастное явление - как в смысле возраста человека, так и в смысле писательской зрелости. Оно должно пройти само. Подражание заставляет внимательно разобраться в "кухне" своего кумира, освоить его приёмы, следовательно, учит овладевать техникой. Но главное в писательском становлении - всё же побыстрее находить себя самого.
Лично я никому не подражал. Пишу это без ложной скромности. Я читал очень много, и мне нравились очень многие авторы, но не было такого, который полностью "поработил бы" меня, потому я и не подражал: нельзя подражать сразу всем, как нельзя одновременно играть в футбол и в покер. Видимо, от жажды подражания спасает обширность компетенции, умение восхищаться разными авторами, понимание многообразия литературных стратегий. Свидетельство тому - моя собственная многожанровость.
Видно, я значительно уступаю вам в филологической "матчасти": термин "атрибуция" применительно к характеристике высказываний в диалогах я узнал впервые от вас, так что "за что купил - за то продал".

18.12.2017 Егор Апполонов

Алексей, здравствуйте! Если можно, я задам вам сразу два вопроса:
— Скажите, пожалуйста, как правильно писать диалоги? Каким будет ваш совет начинающим авторам? Как вы относитесь, в частности, к наречиям в аттрибуции диалогов? (он грозно сказал, он громко спросил и т.д.). А есть ли какие-то секреты, которыми вы можете поделиться, чтобы оживить речь героев?
— Насколько важна идея в романе? Когда вы пишете, вы сразу находите идею или же она приходит в процессе написания?

ответ

Уважаемый Егор.
По-моему, для диалогов нет никаких особенных правил. Необходимо лишь, чтобы диалоги реально "звучали вслух"; чтобы читателю было понятно, кто и как говорит; чтобы речь была яркой, а смысл - внятным.
Лично я к наречиям в аттрибуции отношусь положительно. Но многим другим авторам наречия, да и сама аттрибуция не нравятся. Так что дело вкуса и меры.
Для меня идея сверх-важна. Идея - это то, что я хочу сказать в романе. Пока я не решил, что хочу сказать, я не могу говорить (писать). Идея не первична, однако основополагающая. Она структурирует и сюжет, и систему образов. Писать роман, не сформулировав его идею, - всё равно что шить костюм для человека по его фотографии в паспорте.

16.12.2017 Антон

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Использовали ли Вы при работе над "Сердцем Пармы" работы Каллистрата Жакова?

ответ

Уважаемый Антон.
Нет, не использовал. И не знаю такого автора.

11.12.2017 Леонид

Доброго вам здравия, Алексей Викторович!
Читал многие ваши книги, решили с другом в конце января съездить в Пермь, узнать, что счастье за горами. Скажите, кого и что лучше поискать в Перми на ваш взгляд?
С Уважением, Леонид

ответ

Уважаемый Леонид.
Я плохо отношусь к Перми, давно не живу там и терпеть не могу глумливую надпись "Счастье не за горами". Извините, но ничего не могу посоветовать.

02.12.2017 Андрей

Здравствуйте, уважаемый любимый автор!
Я ваш ровесник, историк, музейщик и немножко археолог. Живу в небольшом городке на восточном склоне Уральских гор. С прочтения первого (для меня) вашего произведения - "Сердце Пармы" числю себя искренним поклонником вашего творчества. Очень рад тому, что вы откровенно и регулярно(!) общаетесь с читателями. Ваша точка зрения на многие интересующие меня вещи мне очень близка, но иногда вызывает вопросы. В данном случае речь об отношении к экранизациям ваших произведений.
Первый вопрос относительно "Царя" Лунгина. Правильно ли я понял из общения в этом разделе, что вам этот фильм показался неудачным? Фильм отличается от "Летоисчисления", но по-моему это естественное влияние так наз. "авторского прочтения". Считаете ли вы какие-то особенности фильма вредными и противоречащими вашим замыслам?
Второй вопрос касается экранизации "Тобола". Роман мне очень понравился, он имеет здоровый "нерв", что ценно для кинооосновы. Но масштаб, сложность материала и авторская честность требуют очень ответственного и внимательного отношения к процессу переноса на экран. А отечественные "сериального дела мастера", к сожалению, такими качествами не обладают. Закономерно, что экранизация не удалась, об этом уже можно судить по новостям о вашем отношении к сему продукту. Вопрос такой - участвовали ли вы в выборе тех, кто занимался экранизацией или же все переговоры велись "делегированными лицами", т.е. агентами и продюсерами?
Спасибо, с огромным уважением, Андрей.

ответ

Уважаемый Андрей.
Спасибо. Мне приятно.
Отвечать начну с конца.
Вы читали роман "Тобол". Но фильм - не экранизация этого романа. Для фильма я написал сценарий, и сценарий - совершенно другой продукт. Роман гораздо больше, подробнее и сложнее сценария. А режиссёр ещё даже не читал вторую часть романа - она пока не вышла; может, он и первую не читал, это не его обязанность. Режиссёр работает со сценарием. И я недоволен тем, что режиссёр сделал со сценарием, - всё перевахлял по-своему.
В этом проекте режиссёр появился уже на готовом сценарии. По логике, не нравится сценарий - так не соглашайся снимать. Но режиссёр согласился. Я не участвовал в выборе режиссёра; этим занимался продюсер, и он ставил меня в известность. Актёров выбирал режиссёр, и он со мной не советовался. Может быть, у режиссёра даже и получится фильм, пусть глянцевый и лубочный, но смотрибельный; однако это будет не та история, которую придумал я, и я ушёл из проекта.
Примерно так же дела обстоят и с "Царём": режиссёр снимал по сценарию (и переделывал сценарий), а не по роману "Летоисчисление от Иоанна" (романа на момент съёмок "Царя" ещё не существовало). Но роман "Летоисчисление" ближе к сценарию, чем "Тобол".
Я могу вкратце перечислить, чем мне не нравится "Царь" (то есть, что вырублено или что изменено в сценарии). Убрана мистическая часть - а это очень важно, для неё всё и писалось: она мотивирует многие события. Нарушена логика поступков героев (почему Басманов взял с собой Машу? Он что, педофил? Или почему Маша выбежала на арену к медведю? Она что, самоубийца? И так далее). Изменён характер Грозного. У меня он был премудрым до лукавости, в фильме - просто кровавый шут, кривляка. Изменён характер Филиппа. У меня он был простой мужик, который не мыслит жизни без бога, как хозяйство без хозяина. В фильме он - рефлексирующий интеллигент. Изменён смысл конфликта Грозного и Филиппа. У меня Грозный предъявляет концепцию власти (царь - это бог, и он может творить чудеса, если в него верят; Россию может спасти только чудо, поэтому надо заставить народ верить в царя как в бога; Филипп не может согласиться на такое кощунство, потому что Филипп руководствуется здравым смыслом); в фильме никакой концепции власти нет - просто зверства религиозного психопата. Конец изменён на диаметрально противоположный: у меня благодать Филиппа спасает монахов, которые спрятали его тело (потому что смысл веры - спасение), в фильме монахи гибнут (и смысла у их веры нет).
Я не знаю, почему Павел Семёнович Лунгин решил изменить то, что я написал. Мне он не высказывал претензий к сценарию, ни о чём меня не предупреждал и ничего потом не объяснял (да я уже и не спрашивал - зачем? Дело-то сделано).

22.11.2017 Ваш тезка

Вы написали:
"Про вашу растерянность я не понял. Вы категорически не согласны? Не буду спорить."
Вообще говоря: почему бы и не поспорить? Во всяком случае, для меня это не только очень интересно,-- но и лестно.
Как-никак, у Вас - уже и сейчас, до выхода Ваших главных текстов - репутация лучшего современного писателя России (да и не только России). И эту вот оценку Ваших книг (во всяком случае: "Золота бунта" и "Тобола") я безусловно разделяю.
Касательно же Тевтонии я не то чтобы НЕ согласен с Вами,-- но просто хотел бы лучше прояснить ВАШУ логику и ВАШУ установку, и не только в отношении Пруссии, но и т.н. Западной Европы, вообще (кстати говоря, Пруссия ведь мыслила себя скорее уж "Центральной", а то и просто "Восточной" Европой. А "Запад", как известно, давно зарезервировала для себя - прежде всего - Франция.)
Ибо, в конце концов: кто такой я, чтобы обозначать свои установки, какие бы то ни было? Тут Вы - писатель, да ещё и с постоянно растущим общественным резонансом (в том числе и на т.н. Западе).
Вам, стало быть и отдуваться (если, конечно, Вас это не раздражает). А наше дело: Вам аплодировать (что я охотно и делаю).
И ещё, к вопросу об индивидуальном туризме. Не планируете ли посетить /также и?/ Северную Германию? Ещё раз заверяю Вас, что тут, в Гамбург-Голштинском регионе, у Вас немало (по)читателей.
Во всяком случае, русский отдел Гамбургск. городск. обществ. биб-ки (не говоря уже об Университетской) внимательно следит за Вашим творчеством (у них, как минимум, 5 Ваших книг, и наверняка закупят ещё, так как Вы идёте, что называется, нарасхват -- и на полках Ваши книги не застаиваются).
Насколько мне известно, Гамбург охотно организует и встречи писателей с читателями (надо полагать, что за гонорар, они не бедная контора, -- впрочем, поручиться за них не могу).
Не сомневаюсь, что у Вас полно фанатов и в Берлине, Вене, Кёльне и Франкфурте (в том числе на радио-ТВ). Так что вполне возможны и интервью в крупных журналах, типа гамбургск. "Шпигеля". Они тоже очень внимательны к выдающимся русским авторам.
Ну, а теперь, если позволите, ещё парочка вопросов:
Как вы оцениваете "Нибелунгов",-- в том числе в контексте упомянутых ранее ариан? (как известно, там есть пара эффектных "киевских" пассажей).
Конечно, вормсовский Нибелунген-Музеум вполне мизерабелен (если не сказать: комичен), а вормсовский собор (как и весь историч, центр) так сильно пострадал от бомбежек, что это скорее зряшняя трата времени, -- но, может быть, у Вас были какие-то личные впечатления? (Ну, к примеру, как с Лютер-мемориалом).
Не расшифруете ли Вашу загадочную (во всяком случае, для меня) фразу: "Лютер повернул историю, сделав главной движущей силой буржуазию, а не аристократию."
Причем тут, собссно, "буржуазия"? Обычно-то считается, что это как раз аристократия всячески помогала Лютеру, против кайзера и папы (в том числе, элементарно спасла ему жизнь).
И уж совершенно тёмным для меня остаётся вот этот Ваш пассаж:
"А под "шовинизмом" пруссаков я понимаю приверженность собственной идентичности; понимаю как странную убеждённость, что природу человека можно переверстать на некий унифицированный лад."
Кого Вы, собссно, конкретно имели в виду? Или, соотв-но, какой конкретно период прусской истории? Я, конечно, не профессион. историк, но полагаю, что и для многих боле-мене образованных тевтонов Ваша мысль останется загадочной, без дополнит., пусть и самых кратких, комментариев.
Всё-таки у тевтонов совсем иное восприятие Пруссии, скорее уж похожее на восприятие России, в рамках бывшего СССР (хотя, конечно, есть и существ. различия).
Тем интереснее Ваша, уральская точка зрения.
Ну, и наконец (заранее прошу у Вас прощения, если надоел и утомил): интересовались ли Вы голштинской "вотчиной" русских царей?
Полагаю, что если бы Вы (когда-нибудь, со временем) написали бы об этом новый роман,-- то это был бы уже не только российский, но и мировой бест-селлер!!!

ответ

Уважаемый Алексей (надеюсь, верно).
Спасибо за добрые слова.
Тема Голштинии и выходцев из неё мне, увы, не близка.
Может, я и побываю в Гамбурге - мне очень интересен этот город, но предложений оттуда пока не получал.
"Песнь о Нибелунгах" я читал в университете больше двадцати лет назад и уже почти ничего не помню. Про ариан я тогда не знал. Про "киевские" пассажи тоже не помню.
В Нибелунген-Музеуме в Вормсе я не был. А собор святого Петра меня, признаться, изумил своими масштабами и выразительностью простоты. Я не ожидал такого от романской архитектуры. И вообще в университете нам не рассказывали о романской архитектуре Германии, ограничивались Италией.
Разумеется, Лютера поддерживала аристократия, а как иначе (как большевиков поддерживали и многие капиталисты)? Но протестантизм продуцировал этику, более близкую буржуазии, нежели аристократии. Я говорил о Лютере обобщённо, это же ясно: так про Ленина говорят, что он сделал движущей силой российской истории рабочий класс. Только не придирайтесь к словам. Смысл понятен.
Про пруссаков скажу проще, вульгарно: меня изумляет прусский опыт казёнщины, муштры и дисциплины. Надо же было так отвалдохать нацию! Это моя личная точка зрения, а не уральская (как и ваша точка зрения - не гамбургская). Если я иду на поводу стереотипов, то увы мне - но я не специалист по истории Пруссии. Меня поражает образ. Даже если он сильно расходится с реальностью.

22.11.2017 Ваш тезка

"хазак ве-эмац",
или что сказал Лихолету директор Заубер
Повторение трижды слов "Крепись и держись"
в стихах 6-9 первой главы
Разберем 4 стиха 1-ой главы книги Иеhошуа: "вав, зайн, хет, тет". На протяжении этих четырех стихов трижды повторяется обращение к Иеhошуа: "хазак ве-эмац" - "крепись и держись". Раши объясняет это очень четко и лаконично: сказанное первый раз "хазак вэ-эмац" относится к тому, что Иеhошуа должен дать Землю в наследие коленам Израиля, второй раз - относится к занятию Торой и третий - к тому, что ему предстоит воевать. Ответ на возникший вопрос, как такие слова (обращения) могут относиться к состоянию разговора с Самим Всевышним, следует ответить, что эти слова относятся не к этому состоянию, а - к будущему. Всевышний говорит Иеhошуа: "крепись и держись" не сейчас, не в тот момент, когда Я с тобой буду говорить, а Я тебе поручаю, чтобы ты крепился и держался в связи с тремя областями твоего занятия
так как ссылки тут запрещены, не могу указать источник цитаты,-- но, при желании, его легко отгуглить

ответ

Спасибо, но зачем мне это?
Роман давно написан, и фраза Заубера уместна. Вопрос исчерпан.

21.11.2017 Ваш тезка

"мемориал Лютера в Вормсе"
Поразительно!!! Вы знаете Вормс с такой стороны, с какой даже и тут немногие его сейчас воспринимают (всё же для тевтонов Вормс - это, прежде всего, Нибелунги).
Удивляет также и то, почему Вы вообще так внимательно осматривали этот мемориал? Конечно, если это не приватный секрет.
Потому что я бы не сказал, что Вормс так уж интересен для туристов, особенно из России (они ведь традиц. "зациклены" на Баварии и Тироле).
Ваши же слова о Лютере и пруссаках -- это настолько (во всяком случае, для меня) неожиданно, что я могу лишь растерянно развести руками (или обрушить на Вас уже лавину вопросов). Но так как я не особо уверен, что тевто-тематика Вам интересна,-- хотелось бы, для начала, получить Ваше на то разрешение.
"Псоглавцев" я, конечно, читал. И уж извините, пожалуйста, но я бы не сказал, что фигуре Никона там уделено значит. внимание. (К примеру, в Вашем сногсшибательном мейстерверке "Золото Бунта" конфликт с никониами играет несравнимо бОльшую роль, причем общая логика книги явно на стороне анти-никониан, а о - будто бы - симпатиях к финно-угорскому язычеству Вас уже допрашивали столько раз, что мне не хотелось бы Вас снова этим раздражать).
Если позволите, ещё несколько вопросов, на другие темы.
Правильно ли я понял, что в средней школе у Вас был т.н. немецкий язык?
Почему директор Заубер в "Ненастье" у Вас говорит на иврите? (А не на идише, -- что было бы куда естественнее, в тамошнем контексте).
Ваши восхитительные "бухарцы" в "Тоболе" -- откуда это у Вас, воообще? Или Вы изучали и туркестанскую проблематику, тоже?
И если это действительно так: как Вы относитесь к теме несторианства (или, если угодно, арианства), особенно в Сибири и Туркестане?
Ну, и конечно: в "Золоте Бунта" и в "Тоболе" мне послышался Ваш скептицизм в отношении оффициальной версии убийства Петра Третьего (возможно, я ошибаюсь,-- тогда заранее прошу прощения).
В этой связи: скажите, пожалуйста, каково Ваше восприятии Дании (особенно в контексте ярко выраженной "шведской" линии в "Тоболе"?)

ответ

... Ну и накидали вы вопросов!..
Не знаю, почему мемориал Лютера меня заинтересовал. Достопримечательность же. Я посмотрел почти всё, что советовали путеводители: башню Нибелунгов, собор, городские ворота, ещё что-то. В том числе и мемориал. И он меня поразил. Реформация мне ещё со школьных лет была интересна: Варфоломеевская ночь там всякая, гугеноты в Ла Рошели, Ян Гус... Я и пошёл смотреть на Лютера.
Я не типичный турист. Я езжу по Европе на машине, куда захочу, а не куда везут организаторы и ведут экскурсоводы.
Про вашу растерянность я не понял. Вы категорически не согласны? Не буду спорить. Я помню, в какие недра истории Урала я вгрызался, чтобы честно сказать: я знаю историю Урала. В такие недра истории тевтонов я не погружался. Поэтому, возможно, моё мнение для специалиста будет весьма странным.
Никона в "Псоглавцах", конечно, немного, но главное я сказал. Раскол - национальная катастрофа, не имеющая исторических причин, то есть обусловленная волюнтаризмом властителей, и в этой катастрофе самые деятельные граждане были превращены в маргиналов. Да, мои симпатии на их стороне. Раскольники, конечно, малость свихнулись, но выстояли и явили собой, так сказать, проект альтернативной России, и мне очень нравится, когда есть альтернатива (если она - не гибель всех и вся).
И финно-угорское язычество мне симпатично как прекрасный культурный феномен. Но в шаманов и лесных богов я не верю, я не неоязычник.
В школе и в университете я учил немецкий, но учил плохо. Гордиться ваще нечем.
Про директора Заубера я даже не задумывался. Спросил у знакомого, как бы звучала фраза, он мне и сказал. А идиш это был или иврит - я не поинтересовался, да и не знал, важно ли это. В еврейской теме я не силён.
Бухарцы - это историческая общность (об этом - в "Дебрях"). Я и Среднюю Азию тоже люблю, более-менее знаю историю, сам бывал в Бухаре, Самарканде, Ташкенте и Алматы.
Про несторианство в Сибири я не слышал, а вот в Средней Азии - да: исключительно интересная тема. Мощи апостола Матфея на Иссык-Куле - это вообще фантастика. Но тут я знаю весьма немного.
Про Петра III в "Тоболе" я ничего не писал. Это же другое время. Про Петра III я пиал в "Вилах" ("Увидеть русский бунт"). Но у меня своего мнения нет - я же не историк. Я разделяю мнение того историка, который наиболее убедительно доказал свои утверждения.
Увы, никакого восприятия Дании у меня, в общем, нет. В Дании я пока не бывал, историю Дании знаю слабо.

страница: 214 из 222

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram