Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



14.04.2011 Константин

Сегодня посмотрел утром фильм "Царь".
Диалоги потрясные - живые, как у людей, а не у персонажей.
Вы когда сценарий писали, картинку видели? чувствовали, что герои думают, что ощущают, и какими словами эмоции исходят?
Здорово.

ответ

Уважаемый Константин.
Ваши похвалы фильму "Царь" я переадресую Павлу Семёновичу Лунгину, режиссёру. То, что сделал я, и то, что я хотел увидеть, - в книжке "Летоисчисление от Иоанна", а не в фильме.

13.04.2011 Алексей

Алексей,
смотрел эфир. Анонсировали, что Новичков что-то должен вам предложить. Никаких предложения я не услышал. Вообще сложилось ощущение, что Новичкову нечего сказать. Может, вы о чем-то договорились за эфиром? Предложение было? Если было - что вы ответили?

ответ

Уважаемый Алексей.
Всё, что было сказано, было сказано в эфире. Никакого разговора "за кадром" не было.

13.04.2011 Александр

Запись эфира
http://www.uitv.ru/video/7593/
\"Мы не всё сказали...\" Эфир программы от 13 апреля 2011 г. Тема: \"Встреча писателя А. Иванова с министром культуры Пермского края Н. Новичковым\"

ответ

Спасибо.

12.04.2011 Николай

Доброго времени суток, Алексей Викторович!
С огромным интересом посмотрел цикл "Хребет России", и у нашего спелео-клуба появился вопрос. Дело в том, что мы в конце этого лета собираемся устроить велопоход по Южному Уралу и прошла обрывочная информация, что по реке Инзер, недалеко от Аткинского водопада стоял некий металлургический завод, и там были рудники. Местные хранят по этому поводу загадочное молчание. У вас нет подобной информации?

ответ

Уважаемый Николай.
На реке Инзер в 1885-1901 годах существовал металлургический завод. Это был один из 15 заводов "нового типа" (то есть, на паровых машинах, без прудов), построенных с 1883 по 1917 год, в основном, иностранными концессионерами.
Завидую вашей предстоящей поездке по этим чудесным местам...

12.04.2011 Петр

Я обратил внимание на то, что книгу "Сердце Пармы" писал как будто один человек, а "Блуда и Мудо" другой. Сможете ли Вы ответить, что автор - это один и тот же человек.

ответ

Уважаемый Пётр.
Уверяю вас, что "Сердце пармы" и "Блуду и МУДО" написал один и тот же человек - я.

12.04.2011 Александр

Здравствуйте. Не смог посмотреть прямой эфир Иванов-Новичков. Есть ли он где-то в записи?
С уважением, А.Агеев

ответ

Уважаемый Александр.
Увы, я не знаю.

11.04.2011 Ласточка

Здравствуйте Алексей Викторович!
Интересно узнать пересекались ли вы где-нибудь когда-нибудь с работами Вячеслава Глазычева и с ним самим.
Я недавно о нем узнала, он был гостем "Школы злословия".
Кажется он тоже работает в направлении identy.
вот, например, его публичная лекция
http://www.polit.ru/lectures/2004/09/21/glaz.html

ответ

Уважаемая Ласточка.
Я знаю, кто такой Вячеслав Глазычев, но лично с ним не знаком, а работ его, увы, не читал.

08.04.2011 Блинов Денис

Уважаемый Алексей Викторович!
Высылаю Вам весьма интересный материал про село-крепость Бараяк в Челябинской области и событиях в этом селе в связи с Пугачевским бунтом: http://www.kasly.su/Almanach_03_15.htm
Может быть, для из этих материалов ничего нового нет, но если что-то покажется Вам любопытнам и полезным для книги о Пугачеве - будем очень рады. А вопрос такой: будет ли показан ход Пугачевского бунта в Зауралье (Челябинская - Курганская область), среди "государственных" и "белопоместных" крестьян, которые там преобладали?
С уважением

ответ

Уважаемый Денис.
Спасибо. Этот материал мне известен. Атамана Чира я просто упоминаю, потому что он взял Каменский завод, и в Каменске тоже есть Чиров лог, а Самсона Максимова совсем не упоминаю: не влезает. Максимов в конце зимы 1774 года соединился с Белобородовым, отступающим от Старой Утки, и в районе Багаряка произошло два сражения Белобородова с Гагриным и командами из Екатеринбурга. Но этого я тоже не упоминаю. Из зауральских атаманов я пишу о Грязнове, Туманове, Пестереве и Новгородове.
Вот про пещеру Пугачёва у Багаряка я не знал. Надо будет найти её. Хочется найти и пещеру в Верхнем Уфалее, по которой, по легенде, Пугачёв прошёл от Уфалея до Екатеринбурга.
Зауралью в пугачёвщину я придаю большое значение. Помимо того, что взятие Челябы - самая большая победа бунта, я пишу ещё о Магнитогорске, Верхнеуральске, Орске, Кургане, Тобольске, Ирбите, Екатеринбурге, Троицке, Коелге, Чебаркуле, Шадринске, о Николаевской и Наследницкой крепостях (заложенных Перовским, который принимал в Оренбурге Пушкина), о Кундравинской, Иковской, Теченской, Пышминской и Пуховой слободах, о Каменском, Каслинском, Златоустовском, Саткинском, Сысертском, Полевском, Северском и Кыштымских заводах, о Тургояке с кладом в Инышко, о Зюраткуле с Пугачёвской Копанью, о Банном озере со змеем Аджархой, о Миассовом озере с Убиенным островом. Материал интереснейший. Чего стоит, к примеру, осады и штурмы каменного Далматовского монастыря! Ведь, скажем, надвратная церковь, стоящая сейчас, построена на месте Святых ворот, расстрелянных пугачёвцами из пушек, в память о защитниках монастыря, которые за ночь насыпали там баррикаду и отбивались врукопашную. Таких событий - множество. "Сибирской" частью пугачёвщины традиционно пренебрегают, а она имеет удивительные черты, не зря же губернатор Чичерин, пусть и несправедливо, писал генералу Деколонгу: "Всему причиною пьяные наши попы". Кстати, хочется реабилитировать и Деколонга, который пожертвовал Челябой ради Екатеринбурга и был историей обвинён в трусости, хотя наголову разгромил Пугачёва под Троицком: одних только телег на поле боя бежавшие повстанцы оставили 5 тысяч.

07.04.2011 Андрей

Алексей Викторович! Не все Ваши книги читал,но прочитанные замечательно хороши ("СЕРДЦЕ ПАРМЫ","БЛУДА И МУДО")И мой вопрос:ВСТРЕЧАЛАСЬ ЛИ ВАМ В ВАШИХ ПУТЕШЕСТВИЯХ ФАМИЛИЯ "БАШЕНИН"...СПАСИБО

ответ

Уважаемый Андрей.
Да, встречалась. Первое, что вспоминается, - сарапульский купец Павел Башенин (умер в 1910), который превратил Сарапул в шедевр. Там до сих пор прекрасные "дом Башенина" в неоготическом стиле и "дача Башенина" в стиле модерн. По-моему, дача Башенина достойна занимать лидирующие места в топах модерна. А Сарапулом я интересовался в рамках книги о Пугачёве: там были Салават Юлаев и неистовый поп Данила Шитов.

01.04.2011 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Спасибо за ответ.
1.Возникли ещё вопросы в связи с вашей фразой из ответа: «Если принцип освоения данной территории изменяется, территория перестаёт продуцировать прежнюю идентичность». Продуцировать культ труда могут только люди, осваивающие эту территорию, а не загадочные силы этой территории. В таком случае идентичность продуцируется (передаётся) следующему поколению через воспитание, личный пример, приобщением к этому труду и т.д. Значит, если происходит разрыв поколений, то это неизбежно сказывается в том, что новое поколение теряет то, что ему не в полной мере передало предыдущее поколение. Культ труда тогда перестаёт формироваться для значительной части нового поколения, и оно приобретает универсалистскую идентичность. Разве это не так? Почему же вы говорите, что «для региональной идентичности разрыв поколений ничего не значит»? Кто же будет продуцировать эту идентичность?
2.Вы привели свой личный пример – «А я вырос на Урале и как личность сформировался здесь, с местным культом труда». Вот я и хочу спросить об этом. Как это происходило? Вы ведь не работали на заводе, не участвовали в освоении данной территории, однако это не помешало вам сформировать у себя культ труда и идентифицировать себя именно уральцем. Это произошло под влиянием старшего поколения? Очень хочется понять, как у вас сформировалась эта уральская идентичность. А если бы родились на Алтае, как Шукшин, то культ труда не сформировался?
3.Вы сказали: «Данила-мастер, кстати, был сирота, его воспитал чужой дедушка Прокопьич». А при чём тут то, что он был сирота? Дедушка, как представитель старшего поколения, воспитал его правильно и сформировал у него культ труда. А вот если у некоторой части жителей Урала нет культа труда, значит это люди без определённой идентификации (БОИ) и эти «боики», согласно вашему критерию идентификации, стали гопотой, а не уральцами? Я без всякой иронии, просто хочется ясно понять.
4.Вы говорите о культе труда, а ведь под этим, по сути, вы подразумеваете культ личности в хорошем смысле этого слова. Без культа своего дела нет личности. И примеры приводите именно личностей: Ермак, авиаконструктор Соловьёв, Симеон Верхотурский и др. Получается, что вы идентифицируете уральцев тем, что они культивируют в себе личность, придавая своему делу экзистенциальную ценность. Возможно, что Урал способствует этому своей уникальной территорией и историей.

ответ

Уважаемый Владимир.
Мы с вами опять погрязаем в споре. Я отвечу ещё раз развёрнуто, но больше не буду: у меня просто нет времени.
1. Никакие «загадочные силы территории» идентичность не продуцируют. Зачем вы перетолковываете навыворот то, что было сказано внятно? Идентичность продуцирует способ освоения территории. Освоением занимаются люди, а не «загадочные силы». Идёт промышленное освоение – продуцируется промышленная идентичность, случился упадок – продуцируется гопота. Разрыв поколений для идентичности ничего не значит. Пришёл дедушка, включил лампу – продуцирует свет. Пришёл папа, выключил лампу – наступила темнота. Пришёл внук, включил лампу снова – снова продуцирует свет. При чём здесь разрыв поколений? Вы подменяете идентичность традицией, какими-то «рабочими династиями». Пока Урал осваивается промышленным способом, он продуцирует «горнозаводскую идентичность». Горнозаводской я её называю не потому, что она только на горных заводах, а потому, что на горных заводах она выявлена очень ясно, как законы гармонии в искусстве греческой античности. Горнозаводская эпоха – античность в истории и культуре промышленного Урала.
2. Культ труда, напомню вам, рождён не Уралом, а раскольниками – с учётом их сложного положения маргиналов на необжитых землях. Просто на Урале культ труда органично вошёл в экономику в силу промышленного характера освоения, а в обычной сельской местности этот культ утрачивается, когда местность становится обжитой: построено жильё, налажен быт, расчищены поля. «Культ труда» первопоселенцев заменяется на «культ традиции» земледельцев. Что вы имеете в виду, когда говорите про Алтай? Работу на бывших демидовских заводах в Барнауле? Работу в колхозе, как у Шукшина? Это разные идентичности – рабочая и крестьянская. Культ труда и культ традиции.
Лично в моём случае всё решила моя работа в турфирме. Вести группу в поход – это тоже осваивать территорию. Так формировалась ценность труда: чем больше проведёшь людей, тем больше заработаешь, чем интереснее места, тем больше будет туристов. Я тоже разрабатывал природные богатства региона, только добывал не руду или самоцветы, а впечатления. Это и есть та самая постмодернистская ситуация, в которой горнозаводская идентичность продолжается абсолютно закономерно. Если же целью туризма ставить не красоты природы, которые много где есть, а уникальное индустриальное наследие, обыгранное в необходимых рекреационных технологиях, не менее впечатляющее, чем рыцарские замки, то ситуация станет уже постиндустриальной: старые заводы будут производить не железо, а впечатления. И производители впечатлений будут существовать в горнозаводской идентичности, хотя не копают руду и не выплавляют металл.
3. Тема сиротства – очень важная для интерпретации Бажова. Можно сказать, что это тема промышленного Урала, который не имеет родителей в аграрной стране. Это тема отрыва от традиции. В промышленности традиции – убийцы прогресса. Но об этом я тоже писал в «Хребте России», где говорил, что уральские мастера создавали не прогресс, а чудотворные иконы.
Гопота – это не люди без идентификации, а люди с идентификацией «гопота». (Цитата: «дурак – это не отсутствие ума, а такой вот особенный ум».) Ценности гопоты распространены по всему миру и универсалистские, как и ценности постмодерна. Гопота – антипостмодерн. Не случайно же говорят, что антигламур это тоже гламур, а тому же загламуренному Гельману в Перми кольнуло в зад развивать тему гопоты. Гопота – не голытьба, это другое. Гопота и гламур – это две крайности одного спектра универсалистской идентификации.
4. Культ личности (не в сталинском смысле) – слишком всеобъемлющее понятие, под него подходит всё. Его можно уподобить понятию добра. Меценат, который даёт деньги на больницу, и волонтёр, который в этой больнице выносит горшки, оба творят добро. Но меценат – по ценности денег, а волонтёр – по ценности труда. Также и Ермака с Симеоном зачастую идентифицируют неверно. Ермака – по ценности власти (распространил власть царя на Сибирь), Симеона – по ценности веры (крепко верил в бога). Хотя подвиги Ермака и Симеона в том, что они своё дело поставили выше награды: Ермак отдал жизнь, Симеон не брал денег. Можно идентифицировать их и по «культу личности», можно и по наличию рук и ног – это идентификация слишком общая, потому и «ни о чём».
Владимир, хочу ещё раз предупредить: у меня нет возможности вести такие длинные разговоры.

01.04.2011 Олег Норыжкин

Алексей,
выступления вашего агента против Компаньона - это согласованная с вами позиция или ее личное мнение?

ответ

Уважаемый Олег.
Это позиция Юлии, с которой я полностью согласен.
Вообще на блоге Юлия озвучивает свою позицию, а не мою. Чаще всего наши позиции совпадают, но это потому, что мы единомышленники, а не потому, что Юлия «согласовывает» своё высказывание с моим мнением.
«Компаньон» не раз публиковал и мои выступления, и выступления моих противников. Разумеется, выступления противников были мне «против шерсти», но без разных мнений пресса – не пресса. Однако в случае Вилькевича у «Компаньона» есть собственная «сумма компетенции», и её наличие превращает публикацию оправданий подсудимого в собственное оправдание подсудимого вопреки «сумме компетенции». Говоря проще, кажется, что «Компаньону» нужно, чтобы Вилькевича не считали вором.
Моя цель – не засадить Вилькевича (хотя это было бы неплохо, он заслужил не один срок), а убрать его от кормушки. Возможно, что Вилькевич отвертится от наказания, как он уже отвертелся от посадки в СИЗО до суда. В таком случае Вилькевич избежит дискредитирующей его судимости, а «Компаньон» подлатает ему реноме. И Вилькевич будет делать то, о чём он уже заявил в газете «Business-class»: «Надеюсь, что это никак не повлияет на дальнейший конструктивный диалог с Министерством культуры».

31.03.2011 Елизавета

Здравствуйте, Алексей Викторович!Несколько раз перечитывала "Географа" и очень вам благодарна за эту книгу. Но! До сих пор не могу понять характер Маши Большаковой... Может, ни рыба ни мясо? Объясните пожалуйста. Спасибо.

ответ

Уважаемая Елизавета.
Ну что ж вы так к Маше… Маша – «правильная». Очень хорошая девушка, но без опыта жизни, который помогает понимать другого человека. В отношении Служкина жизненный опыт Маше заменяет искренняя любовь.
Ключевыми для понимания Маши являются два маленьких эпизодика.
Один – когда Служкин в походе уговаривает Машу и Люську «слопать пироги» втроём, ни с кем не делиться: «Да верит она вам, только выделывается, - говорит Люська. - Дура, - краснея, отвечает Маша».
Второй – когда Градусов ругает всех на все корки, и Машу тоже: «Ты-то, конечно, не дура! Самая правильная у нас! Так нельзя делать, так нельзя говорить!.. Не чешитесь, в носу не ковыряйтесь, на сапоги не писайте!.. Одна ты лучше всех разбираешься, как чего надо!»
Служкин, взрослый человек, знает, что одной любви, без взаимопонимания, мало, такая любовь кончится плохо. Поэтому лучше и не начинать, чтобы любовь осталась чистой, не опошленной последующими разочарованиями. Эти разочарования не принесут душе Маши той пользы, которую принесёт первая и несчастливая любовь. Служкин знает, что нельзя вбивать в другого человека свой жизненный опыт, даже если человек любит тебя. Он говорит про «отцов»: «Я знаю, никого нельзя ничему научить». Опыт можно получить, только проживая ситуации. Отношения Служкина и Маши не имеют перспективы из-за разницы опытов. Значимость этой разницы может почувствовать только тонкий человек, а отказаться от отношений может лишь волевой человек, который не собирается менять своих принципов, чтобы малодушно избежать несправедливых упрёков, вроде упрёков Нади, жены Служкина.

30.03.2011 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Мой вопрос опять касается уральской идентичности. Эта идентичность естественно динамичная, это процесс, а не статика. Вы дали определение – « основа уральской идентичности - труд как экзистенциальная ценность, как способ самореализации личности». Значит, эта идентичность передавалась из поколения в поколение. А если происходит разрыв между поколениями? Если после крушения СССР и возникновения дикого капитализма у нового поколения появились иные ценности и желание жить иначе, а не так, как жили их отцы и деды? И эти ценности совсем не лучше, они просто иные. Например, ценности тусовки, ценности развлечений, больше свободного секса, наркотики, игромания, клубы футбольных и хоккейных фанатов, социальные сети и т.д. Что тогда происходит с уральской идентичностью? Как уральская идентичность отражается в этом? Как вы характеризуете сам процесс, происходящий с уральской идентичностью и с ценностью труда? Есть закономерности этого процесса? Каким образом удастся устоять этой идентичности и не потерять новым поколениям восприятие труда, как экзистенциальной ценности? Труд банковских служащих, чиновников, юристов, менеджеров, торговцев тоже может быть экзистенциальной ценностью? Я не для спора это спрашиваю. Мне интересен ваш взгляд на динамику уральской идентичности.

ответ

Уважаемый Владимир.
Мы же с вами уже спорили на эту тему, и к согласию не пришли…
Передача от поколения к поколению – не единственный способ формирования идентичности. Скажем, я по идентичности – уралец, но мои родители – нет, они с Волги, из крестьянского мира, их экзистенциальная ценность – собственность и власть. А я вырос на Урале и как личность сформировался здесь, с местным культом труда. То есть, для региональной идентичности разрыв поколений ничего не значит, значит неизменность принципа освоения данной территории. Если принцип изменяется, территория перестаёт продуцировать прежнюю идентичность. Данила-мастер, кстати, был сирота, его воспитал чужой дедушка Прокопьич. Мотивом сиротства Бажов подчёркивал не-родовой характер личности.
Я уже говорил, что идентичность – не идеология. Общество раскалывается, если в нём две идеологии, но остаётся цельным, если в нём много идентичностей, а идеология общая. Разумеется, глобальный мир формирует новую, универсалистскую идентичность. Тупик толерантности в Европе – это свидетельство недостаточности такой идентичности в реальном мире. Но сосуществовать могут все идентичности, не мешая друг другу.
Идентичность не меняется, меняется принцип освоения территории. Труд как ценность понимали рукодельные мастера-самоучки на горных заводах XVIII века, инженеры на металлургических заводах XIX века, учёные на промышленных гигантах XX века… Например, последним словом великого авиаконструктора Соловьёва, который разрабатывал авиадвигатели в Перми, было слово «Предатели!». Он адресовал его к тем, кто в 90-ые годы развалил его завод: самое ценное, что у него было. Это определение, данное «по идентичности». А Соловьёв был ведущим мировым учёным-практиком и никак не ретроградом-почвенником.
И в XXI веке человек может быть, скажем, IT-креатором, но быть по идентичности уральцем: то есть, во главу угла ставить труд. Что в этом такого особенного? Что архаичного? Что невозможного? Проблема не в том, что такое невозможно «по идентичности», а в том, что это не делается экономически. Очень немногие предприятия Урала модернизируются в соответствии с технологиями новой эпохи, чтобы люди, живущие «по идентичности», не выглядели дурачками. Скажем, на съёмках «Хребта России» мы общались с инженерами и химиками «Уралкалия», передового предприятия, и это были модные и современные парни, которые читают Пелевина, смотрят Тарантино, отдыхают на Гоа, наверняка, висят в «Одноклассниках» или «Фейсбуке». Но когда они рассказывали о производстве, было понятно, что это для них – главное, и потому со своими заработками они живут не в Москве или в Европе, а в Березниках, где им интересно работать. Вот вам пример уральской идентичности в XXI веке.
Есть огромное количество работы, которая лишает человека индивидуальности. «Офисный планктон» по преимуществу и занимается такой работой. И в этом случае человек идентифицируется с тем, что ему предоставляет социум: вот с той самой глобалистской культурой постмодерна. И такой человек самовыражается в любви к Тарантино, в чтении Пелевина, в отдыхе на Гоа, в общении в «Одноклассниках», а не в безличном труде в офисе. Он по идентичности – тот самый «современный человек», над которым издевался Шнур: «Ты не такой, как все, ты работаешь в офисе». Но это проблема экономики, технологий, которые вынуждают людей зарабатывать на жизнь на рутинной, дегуманизирующей работе. Такая работа бывает не только в офисе, а гораздо чаще - на стройке, на заводе у станка, за рулём: если человек не в состоянии подняться над бытом, он становится гопотой, и это тоже универсалистская идентичность.

29.03.2011 Антон

Уважаемый Алексей. Я уже давно познакомился с вашим романом "Общага-на-крови", но только совем недавно заметил, что написан он был в ваши 23 года! Поразительно! В связи с этим у меня возник вопрос: скажите пожалуйста, что вы писали до "Общаги", как пришли к такому письму, что благоприятствовало написанию. У меня на самом деле много вопросов, и я не расстроюсь, если вы на какие-нибудь из них выборочно не ответите. Так вот, что вы посоветуете начинающему писателю, как подойти к написанию романа, как подходили вы, как шла работа над "Общагой" и что нового, полезного на следующую бурную писательскую жизнь вы для себя уяснили.
Прошу прощения за назойливость, весьма любопытно. Спасибо.
Ваш читатель

ответ

Уважаемый Антон.
Не люблю я как-то поучать с позиции мэтра...
До "Общаги" я писал фантастику. Многие её ругают, а мне она до сих пор нравится. Она издана двумя одинаковыми книжками с разными названиями - "Корабли и Галактика" (АСТ) и "Земля-сортировочная" ("Азбука").
Чтобы ответить на вопрос, как я пришёл "к такому письму", мне надо знать, что вы имеете в виду под "таким письмом"?
Вопрос "что благоприятствовало написанию" я понимаю как "почему вы решили про это написать?" Правильно? Я решил написать про общагу, потому что к тому времени это был один из немногих моих жизненных опытов, о которых я мог судить компетентно.
Начинающему писателю я бы посоветовал читать тексты мастеров и смотреть, как мастера "делали" эти свои тексты. Учёба на писателя очень примитивна, "ремесленна": смотреть на работу мастеров. И эта учёба никогда не заканчивается.
Как я писал "Общагу" я уже толком и не помню. Помню, что итоговая "Общага" была только четвертью большого замысла, но я остановился, когда понял, что сказал всё, что хотел.
Ничего особенного из написания "Общаги" я не уяснил. Она ведь не была напечатана сразу, чтобы я вкусил писательской жизни, а пролежала под диваном 13 лет. А в плане, так сказать, мастерства - уже не помню. Проще взять и сравнить "Общагу" и "Географа": чем "Географ" мастеровитее "Общаги" - то я и уяснил.

29.03.2011 Надежда

Доброго времени суток. Не ожидала, что мой вопрос, будет так обсуждатся в СМИ. Получается Тодоровский вас обидел?

ответ

Уважаемая Надежда.
Оценки «обидел – не обидел» раздаёт наша пресса, она же везде «свечку держит», хотя редко выясняет суть дела у первоисточника. Череда сюжетов по ТВ про кастинг свалилась, как снег на голову. Прямо скажем, неприятно узнавать, что «без меня меня женили», особенно когда свадьба – в киносалоне «Премьер», прославленном нежной дружбой с властью. За термин «свинство» я извиняюсь: я разозлился. Но всё же проводить какие-то мероприятия на 500 человек, раструбив о них по и-нету и TV и ни черта не объяснив мне, – это не совсем правильно.

страница: 113 из 207

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram