Алексей
Иванов

гостевая

все поля обязательны для заполнения




Елена

Только что дочитала "Географа", еще слезы не высохли. Сейчас побегу искать ее в магазине, чтобы подарить учительнице сына, водившей их в походы. Я и раньше была безусловно уверена, что она - лучшее из всего, что было у них там, единственное, наверное, что оправдывает существование их МОУ, но сейчас меня уж совсем пробрало))). Спасибо огромное))) Перед этим еще "Блуду" прочитала и удивилась тому, что мат может не вызывать рвотный рефлекс, что он может быть просто краской. Еще спасибо Захару Прилепину с его"Именинами сердца", если бы не попала на эти именины, проморгала бы Алексея Иванова))))

17.03.2012

Владимир

Спасибо за УРАЛ, открытый Вами.
Что в планах?

16.03.2012

Денис

Когда приманку видим мы, бывает,
Растёт влеченье, разум убывает.
Ибо кровавят проходящим ноги
Не только те колючки на дороге,
Но каждый твой изъян и твой порок,
Что ты взрастил, а выполоть не смог!
Руми
"Общага" - НЕТ СЛОВ. БЕСПОЩАДНО.
Огромное Спасибо.
P.S.
Я столько видел горя от друзей
И столько бед и мук омыл слезами
Что в смертный час уж лучше умереть,
Чем уцелеть и снова жить с друзьями.
Алишер Навои

15.03.2012

Алексей

Всем жителям Пармы посвящается

Сердце Пармы

Керка – деревянная изба пермяков
Сорни-Най – бог солнца
Омоль – злой дух холода
Хонты – сани народа манси
Вогулы – манси, «манси» - дословно, младший брат народа Пармы
Ворга - дорога
Оше – дух медведя
Елань – обширная луговая или полевая равнина
Окоём - горизонт


В буреломе непролазном,
Где берут начало реки,
Духи Пармы обитают
В деревянной старой керке.

В покосившейся избушке
Под еловыми ветвями
Среди кадок и кадушек
Мажут жиром свои сани.

Понесутся они быстро
Сквозь бураны и торосы,
Чрез замёрзшие туманы,
Разметая сзади косы.

И оленьими рогами
Мглу и темень раздвигая,
К диску солнца тянут руки,
Жар встречают Сорни-Ная.

Смотрят идолы им в спину
И скрипят в снегу полозья,
На весну им надо сдвинуть,
Землю вырвать из Мороза.

Но крепка Омоля хватка,
От мороза сводит скулы,
И тогда на помощь духам
В лёгких хонтах мчат вогулы.

Духи пармы, просыпайтесь,
Одолеем вместе вьюгу.
Землю нашу, хоть немного,
Повернуть нам надо к Югу!

Чтобы реки половодьем,
Лёд ломая, закипали.
И берёзы свои ветви
В изумруды окунали.

И венки плелись с желаньем…
Песни дивные слагались.
И, осилив расстоянья,
Птицы снова возвращались.

Чтоб зелёною листвою
Парма к солнцу потянулась,
И растаял снег в низинах.
В пермяках – любовь проснулась.

И с растрепанной косою
Ствол обвив в порывах ветра,
Вновь горячею щекою
Прикоснулась к нему где-то.

Пусть укроют счастье ветви:
Белый ствол и щёк румяны.
А влюблённых на рассвете
Росы умывают рано.

Лебедем, расправив крылья,
Души к небу улетали
И небесной ворги камни
Им дорогу устилали.

До утра великий Оше
Стережёт их сон тревожный;
Пусть войны не будет больше,
Меч лежит спокойно в ножнах.

Пусть живётся им свободно
У подножья гор суровых
И увидят боги сверху
Городки избушек новых.

Будут реки в перекатах
Словно ветры в поле биться,
Пусть зима опять приходит,
Всё равно, весна случится.

Вот пришла иная вера
И сменить уже им путь бы,
Только идолы надёжно
Стерегут людские судьбы.

С гор ручьи неутомимо
Льют к земле агатов капли,
Опустилось вниз ярило,
На болотах стихли цапли.

Закрутились в круговерти
День и ночь с размахом рьяным.
Духи Пармы мчат повозки
Вдаль с молчанием упрямым.

Далеко, до окоёма,
Где хребты, леса, елани,
По замёрзшим пермским рекам
Направляют они сани.

Велики у Пармы земли?
Их привычно не измерить.
Сколько здесь живёт народов?
Остаётся духам верить.

И бежит по звёздной ворге
Колесница их качаясь.
Духам надо, чтобы в Парме
Жизнь людская не кончалась.

Чтобы росы опускались
И глаза горели жарко
И еловых лап касаясь,
Звёзды им светили ярко.

Чтобы сосны освещались
Предрассветными лучами,
Чтобы люди жить старались
И друг друга выручали.

Скалы каменные смотрят
На теченье рек строптивых,
Люди утром - день торопят.
Жизнь течёт неторопливо.

Будут песни, хороводы,
И венки найдут любимых.
Будут в счастье жить народы
Им не надо судеб иных.

Поднимается ярило
Там, опять, за дальним лесом.
Отражаясь в дымке стылой,
Солнце смотрит с интересом.

Край суровый покорится
Только тем, кто жаждет воли,
А любовь ослабит хватку
Беспощадного Омоля.

И тогда проснуться реки,
Горы каменные дрогнут,
И весной - родятся дети.
И друг другу все помогут.

Закружилась, завертелась
Пермских духов колесница
И на небе растворилась,
Расплескалася водицей.

Бог Перун своё желанье
Высек посохом могучим -
Взвилось Севера Сиянье
Над тайгой лесной, дремучей.

Всполыхнули ярче блики,
Духи им - шепнули слово.
И над пармой многоликой
Звёзды стали падать снова.

Эти кончатся и ночью
Звёзды новые родятся
И созвездиям знакомым
Будут люди улыбаться.

Будут радоваться духи –
Парма вновь живёт счастливо;
К солнцу тянут люди руки,
Жизнь течёт неторопливо.

И в тугие косы пармы
Заплетут немало жизней;
Вновь орлы изгибы Камы
Охраняют с горных высей.

Полетают духи в небе
И опять к земле вернутся.
В буреломе непролазном –
Не пройти, не развернуться.

Где берут начало реки,
Стерегут преданья камни.
И народов древних песни
Лес хранит - в воспоминаньях.

Февраль 2012 г.

08.03.2012

Алексей

Алексей, здравствуйте! Ничего сильнее "Сердце Пармы" после Шукшина и Ефремова не читал.Закончил ПГМИ,жена - пермячка. Этой книге посвящаю сагу "Сердце Пармы". Эти стихи под большим впечатлением от Вашего романа. Удачи Вам.

08.03.2012

Надя Шамук

Сегодня (3 марта) Всемирный день писателя ! От всего сердца поздравляю ВАС !!! Творческих успехов !!! Удачи во всех делах !!! И огромное Вам спасибо . что Вы никогда не оставляете без ответа не один . заданный вопрос !

02.03.2012

Татьяна

Алексей, здравсивуйте! Прочитала Ваши книги на одном дыхании, давно не получала такого удовольствия!!! Все краски такие яркие, как будто находишься рядом, на месте событий! Несомненно, писатель очень талантлив.
В "Золоте бунта" главный герой разбивает плот - не мог он так поступить! Тот герой, которого описывает Алексей Иванов и который живет уже самостоятельно - не мог!

29.02.2012

Надежда Гаврилова

Алексей, давно хотела вам написать. Еще три года назад, когда прочла "Общагу". Тогда я была первокурсницей, жила в "тройке" на Большакова. Собственно, я и сейчас там живу, доживаю свой студенческий век, так сказать. Так вот, когда я дочитала "Общагу", мне попросту захотелось перегрызть себе вены. Я тогда отдала кому-то ту книгу, и просила не возвращать. Я чувствовала почти физическую боль от ее присутствия в моей жизни, от того, что моя жизнь так похожа на жизни ее героев. Я зареклась больше ваших книг не читать. Но изменила слову. Буквально на днях дочитала "Географа". И снова почувствовала сходство судеб героев и моей. Но вены грызть уже не хотелось. Напротив, захотелось жить. Одним словом, спасибо за "Географа". А "Общага"... Пусть она тоже будет, но не в моем мире.

27.02.2012

Лара

Алексей Викторович, огромное спасибо вам. Только что прочитала "Сердце Пармы". Ни одна книга по истории, ни любая другая книга не приближает так к духу народа, и русского, и любого другого, как ваша. Словно я сама побывала в этих битвах, в этой крови и горе, словно сама держала в руках Золотую Бабу и плавилась в соборе... Ваши книги хочется обдумывать, переживать события, осмысливать их и заодно происходящее вокруг меня, вокруг нас в настоящем, реальном времени. Спасибо!

19.02.2012

Николай

Здравствуйте Алексей Викторович.Спасибо за книги. Вы третий современный автор чьи книги хочется перечитывать(первые два-Сергей Алексеев и Анатолий Афанасьев). Экранизации излишни. ВАМ ВЕРЫ И ЗДОРОВЬЯ.

29.01.2012

Сергей

Сначала прочел МУДО, затем Географа, потом - Общагу. Общага (хотя она самая кособокая из этих 3-х книжек) вставила поболее всего, видимо потому как сам студентом проживал в общаге (правда 16-ти этажной) с 93 по 99 годы. Все точно так было - и клубничное/вишневое варенье, и ночной приход званных/незванных гостей, вынос дверей, разнообразные попойки, крыша общаги и прыжки (правда приимущественно не с нее, а из окон верхних этажей). И еще потому что вернуло то самое ощущение ожидания девушки с моей Тенерифы.
4-й день хожу как Гробокоп-3, хорошо что на работе тихо и хорошо что концовку Общаги прочел по диагонали, жду когда же меня наконец раздуплит - не хочу быть консервой, нужно жить дальше. Читаю критику и то, как автор разбирает в ответах читателям на детальки мотор Общаги, это единственное что как-то помогает.

24.01.2012

Ольга

Про "Сто книг" для юных душ: Дмитрий Быков отметил, что сам с удовольствием составил бы список рекомендованной литературы, куда непременно включил бы "Мертвые души" Гоголя, "Войну и мир" Толстого, "Петербург" Андрея Белого, "Медного всадника" и "Маленькие трагедии", "Бориса Годунова" Пушкина. "Обязательно включил бы туда Эмиля Золя. ….Из современных авторов я бы туда включил роман Алексея Иванова "Географ глобус пропил"…. http://www.ria.ru/culture/20120123/546845123.html

22.01.2012

Сергей

Девушка с Тенерифа.. прошло 2 дня крыша на место не возвращается

22.01.2012

Елена Васильевна

"Книги находят нас.когда мы в них нуждаемся",- определила моя подруга и я абсолютно ей поверила,смутившись,что не додумалась до этого сама.Читаю "Географа",смакую каждую главу.Метод глубокого погружения в пласт жизни,казавшийся далеким прошлым без запахов,,без звуков,без... И,вдруг !

Все точно так и мы такие были !
От этого душа светлеет, сердце
не хочет принимать валокордин.
И,Слава Богу.что они находят.когда мы в них нуждаемся !
СПАСИБО !

18.01.2012

Илья

На Новый год мне подарили книгу- «Хребет России». Автор Иванов Алексей. Давно ее хотел купить-но дорого казалось... Ну не о том речь.
Я и фильм- с таким же названием -Леонида Парфенова посмотрел. Надо отметить, что книга пообъемнее будет, но они дополняют друг друга.
И вот в компании хороших знакомых случайно речь зашла, сначала о фильме, затем о книге...
И тут мне почти все сказали-а мы многое не поняли! «То есть как не поняли?»- удивился я.- «Что там не понятного?». Нет-отвечают мне- историческую последовательность мы проследили. Но все его «матрицы», переплетение язычества и христианства, горнозаводская цивилизация, особый закон Урала, вогулы (вообще , кто они?), сказки, «идол» Мастера... Да мы и другие то книги его не очень понимаем, о чем это он.
Я в нокауте. Ладно бы один человек сказал. Почти хором.
Не нашлось , что ответить. Сидел думал.
Пришел домой-еще раз перечитал.
И теперь я знаю , что ответить.
Они не поняли всего, потому , что не родились там. Они не с той земли, не впитали в себя с молоком тот мир.
Мне все понятно и ясно, мне также грустно и больно, мне так же гордо и радостно- я сам из того мира. Нам с пеленок рассказывали сказки не про колобка и Илью Муромца, а про Полоза и Данилу- мастера. Мой детский сад стоял на окраине города, дальше лес и река Каменка. Воспитатели водили гулять нас туда, мы бегали по Бабьей горе- о ней тоже рассказывали легенды, нам на горшках говорили о том, что пушки с нашего завода спасли Россию и Петра.
Завод... Для нас завод был чем то особенным. Пусть первый завод Урала с 1926 года не лил чугун, но он жил в другом заводе. И стояло в Каменске под десяток других заводов. Наш был СТЗ-Синарский трубный завод. Мой дед работал на нем, я приходил туда и дрожал от счастья, что попал на завод. Когда подросли, на лето мечтали попасть туда работать-пусть не в трубопрокатный, а всего лишь в кроватный цех. Бабушка устроила меня на кондитерскую фабрику-боже мой, как мне было стыдно говорить ребятам , которые пошли на завод. Город был для завода, и завод для города. Город жил заводом. Я видел действительно Мастеров, которые работали-не за деньги в первую очередь- а за то, что бы стать Мастером.
Нас еще в садике привели к памятнику пушке 18 века. И мы занали, что если бы не наши пушки, то не было бы Петербурга, а может и такой страны и истории. Как у нас говорили- мы никогда под Демидовым не были. Говорили с гордостью. Интересно, сколько из вас были в своем краеведческом музее? Раз, два , ну три. Может еще со своими детьми. А мы с друзьями- раз 200. И со школой ходили, и сами бегали. Музей- он в заводской (того первого завода) администрации. Рядом- кинотеатр им.Кирова и драм театр- в бывших складах и конюшнях завода. Площадь Красных Орлов и заводская церковь. Бывший магазин «Кооператор»- где мне хотелось купить первый магнитофон, но дед не разрешил- в заводских зданиях. Я на этой площади знал каждую травинку и пылинку- хоть и жил довольно -таки не рядом. С плотины смотрел на старый монастырь на горе- там хлебзавод был. И на первый Завод- пусть он стал электромеханическим, но видно были что-то с тех веков, стояли и жили цеха. А музей... Билет стоил 5 копеек, но их было чертовски не жаль, эти 5 копеек, сэкономленные на обеде.Но там была жизнь нашего города, нашего завода, без которого может быть не было и других заводов.
А река Каменка, Исеть... Там ловили самых вкусных пескарей. Мы прыгали со скал в реку-дух захватывало. На лодченках плыли и играли не в индейцев- мы шли вперед как Ермак. После фильма «Демидовы» вели барки по Каменке, отталкиваясь палками от скал-бойцов, прям как на Чусовой... А в лесу высматривали Серебренное Копытце, каждую ящерку считали за Хозяйку Медной горы... Находили какие-то камни- простые со слюдой, отбивали от скал и шлифовали наждачной бумагой и напильником, пытаясь вывести узор. Мы искали золотую жилу, разбивали градусники ради капли ртути-вот вред был- и пытались из горной белой жилы слюды вымыть золото(Дед кстати рассказал- в детстве говорил, что нашел немного).
Залезая на заброшенную водонапорную башню, читали на котле надпись - «Демидовский Завод- Н.Тагил. 1883 г.» . И думали, как же она простояла сто лет, заправляя паровые поезда водой. Ее пытались разобрать на кирпич- не вышло, не смогли отделить один от другого. Мастера делали.
Что бы не говорили в те времена, а всегда с уважением смотрели на церковь. Коренные не позволяли гадить там никому. И проезжая в другие деревни, смотря на заброшенные храмы, было видно, что они пока спят. Их не бросили. Может потому, что в крови было, в генах прописано- крещение Урала было очень тяжелым. Как то в лесу грибы собирали и заблудились с дедом и вышли на деревню староверов. Вроде бы все советские люди должны быть- а не то. Дед мне потом сказал, кержаки это были. Сколько веры переплелось-язычество, ислам, христианство. Но на православии и легендах-читай язычестве- Урал держался. Уже в военном училище, на полигоне под Горным Щитом как то нашли фигурку божка, всю мхом поросшим.Хотели в музей сдать, да не получилось что-то. Остался на капище своем.
Мы знали, как тяжело народы сживались на Урале. Русский ведь по природе не колонизатор. Во дворе у нас жили и башкиры и татары. Мой разговорный татарский насчитывал до 500 слов. Позже многие переженились - Ленка Хасанова выходила замуж за Серегу Зырянова , Руслан женился на Наташке... Мы знали и про «красные тулупы» или кафтаны, и про восстания Пугачева и Салавата. Но через двести лет мы были одним уральским народом. Сколько рек и озер носили не русские названия- Тыгиш, Сунгуль, Багаряк.
Мы могли без страховки , с голыми руками залазить на скалы, главное меньше смотреть вниз... Камень бывало крошится , а ты уже смотришь , где и за что сможешь зацепится, внизу бурлит порог или просто летит река. Мы с дедом часто выезжали на реку Багаряк, там есть прекрасные камни и однажды залез-метров на двадцать скалу, а когда дед увидел, что я сделал дал приличного тумака- первый раз в жизни. Прошедший войну с несколькими ранениями, он учил не рисковать зря. А потом все же похвалил- в детстве также лазил.
Да, простите, не сказал -живу под Москвой сейчас...

07.01.2012

страница: 26 из 45

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram