продюсерский центр
ИЮЛЬ

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

Instagram

все поля обязательны для заполнения

03.03.2023 Григорий

Уважаемый Алексей Викторович! По вашему совету я прочитал "Дон Кихот пролетарской революции". Но я не увидел там, что основа натуры у Ганьки - чудовищное эго и что его архетип - Герострат. Я не апологет Мясникова и не утверждаю, что он приличный человек, но вы рисуете его исключительно чёрной краской. Аликина пишет: «В отдельных высказываниях Мясников на многие десятилетия опередил свое время, развивая здравые, даже с точки зрения нашей современности, мысли», а также «Мясников свято верит и будет верить до конца жизни, что идеи коммунизма возможно осуществить». Он, конечно, фанатик идеи диктатуры пролетариата. Однако, как отмечает Аликина: «Владыка Андроник настолько поразил Мясникова своей глубокой образованностью, что тот потребовал от председателя ЧК Малкова отмены смертного приговора». А у вас в романе Мясников жестоко расправляется с Андроником. Извините, но допустимо ли в художественном произведении искажать факты, связанные с реальной исторической личностью только потому, что он неприличный человек? Между прочим, Мясников предупреждал о перерождении партии в «группу господствующих лиц, держащую в своих руках и экономические ресурсы страны, и власть, которая грозит превратиться в олигархическую касту».

ответ

Уважаемый Григорий.
Я не понимаю, чего вы прицепились к Мясникову? Чего вы хотите? Если для вас он пассионарий, опередивший свою эпоху, - ну ради бога. Для меня он палач и пустозвон, какие бы заявления он ни делал.
У меня в романе Андроника убивает не Мясников, а Жужгов. Мясников просто решает, что епископа "надо убирать" - вот и всё, что сказано.
Вас не устраивает образ Мясникова? Хорошо. Что тут сказать. Советскую историграфию вообще ничего не устроит в моём романе. Немало, например, найдётся сторонников советской точки зрения, которых возмутит Ляля Рейснер. Или Маркин. Или Раскольников. Или Троцкий. Или Старк. Или Каппель. Или Фортунатов. Или Азин. Или Хагелин. Или Колчак. Или Федотов-Уайт. Или Мейрер. Или Седельников. Или князь Михаил. Или кто угодно, там дофига ещё осталось реальных исторических персон.
Вы спрашиваете: "Допустимо ли в художественном произведении искажать факты, связанные с реальной исторической личностью?" Вы серьёзно? С кого мне начать оправдываться: с Пушкина, с Шекспира, с Плутарха? В художественном произведении допустимо всё, что художественно оправдано, на то произведение и художественное. В нормально существующей культуре есть работы историков - и работы писателей: сравнивайте и делайте выводы. А с идеей запретов - это в Госдуму, а не ко мне.

02.03.2023 Ирина

Должно быть, этот вопрос вам задавали не раз; но меня он так заинтересовал, что я даже поехала работать в Печоро-Илычский заповедник, где находится старейшая в стране лосеферма). Вопрос такой: военное лосеводство у манси – это исключительно ваша авторская фантазия, или она подкреплена какими-то историческими свидетельствами? Дело в том, что ученые из Печоро-Илычского такую возможность начисто отрицают: за всю историю одомашнивания лося (с 1947 г.) было лишь 3-5 случаев успешной дрессировки под седлом, да и то животные терпели на своих спинах только одного человека – любимого дрессировщика. И рисков, сбросов, эксцессов было полно. Причина – недостаточность времени для формирования новой, домашней породы. Сейчас там живут лоси всего лишь 8-го домашнего поколения, а этого мало для изменения генотипа. Для выращивания породы послушных животных, пригодных для использования в боевых условиях, нужно не менее 300 лет. Могло ли быть это время у полукочевых манси? Проблема еще и в выкармливании: в день взрослому лосю требуется до 30кг разнообразного корма, и при содержании целого эскадрона лес на много километров был бы съеден и вытоптан). Между тем, давеча ваш продюсер Юлия Зайцева обмолвилась в ТГ, что историческая подоплека у боевых лосей все-таки есть, но тему не раскрыла). Так они все-таки существовали?)

ответ

Лосеводство у манси - моя фантазия, подкреплённая историческими свидетельствами. На селищах XII-XV веков на реке Сылве археологи находят кости лося в ямах, куда складывали кости домашних животных, например лошади, а кости медведя или куницы - других в ямах. И в романе нет эскадрона боевых лосей. Были лоси приручены или нет - не важно: боевой лось в романе - это образ вооружённой тайги.

26.02.2023 Григорий

Уважаемый Алексей Викторович! Когда вы писали эпизод с расстрелом Михаила Романова, то вам абсолютно не было интересно узнать, что об этом рассказывает сам Ганька в своих мемуарах «Философия убийства, или как и почему я убил Михаила Романова»? После того, как я прочитал в «Бронепароходах» о расстреле, то переключился на его «стряпню» и узнал для себя много нового. Вы полагаете, что он врёт? Он подробно описывает то же самое, но там есть ещё и психология происходящего. Его личность вам омерзительна и только? На протяжении романа вы называете его чекистом, но он в ЧК пробыл всего 1-2 недели. При организации расстрела Михаила он уже не был в ЧК. Вы использовали его просто как собирательный образ жестокого чекиста? Между прочим, этот «клоун» и «пустышка» был расстрелян чекистами за попытку организовать двухпартийную систему в СССР.

ответ

Уважаемый Григорий.
Я знаю, что Мясников рассказывает о своём деянии. Этот фрагмент приводится во многих работах, посвящённых расстрелу Михаила Романова. Я знаю, что в ЧК Мясников записался только для того, чтобы убить Михаила. Знаю, что Мясников не был комиссаром бронефлотилии - он в это время участвовал в борьбе с Дутовым на южном Урале. Я даже знаю, что Михаил после расстрела не выжил.
Образ Ганьки Мясникова - не собирательный образ жестокого чекиста, а образ Ганьки Мясникова. Ганька много чего совершил. И со Сталиным спорил, и бежал из СССР. Всё это, как и расстрел, не делает его приличным человеком. О жизни Ганьки есть замечательная книга историка Н.Аликиной "Дон Кихот пролетарской революции". Прочтите её, тогда увидите, что основа натуры у Ганьки - чудовищное эго. Он всегда хотел быть самым главным и самым знаменитым. Образования не имел, но ловко "нахватывался" идей и формулировок и тотчас же стряпал из них какую-нибудь теорию. Он всегда был против тех, кто у власти: при царе - против царизма, при большевиках - против большевизма, потому что жаждал быть наверху, а его туда не брали. Все прожекты Ганьки - от неудовлетворённого тщеславия. Есть люди - интриганы, а есть - кипучие создатели симулякров, так вот Ганька как раз из вторых. Как теоретик он - профан. Его архетип - Герострат. Ганька рвётся наверх, разрушая. Он бездарен. Чтобы видеть его суть, его сочинения мне не нужны: и так всё понятно.

26.02.2023 Григорий

Уважаемый Алексей Викторович! Один из персонажей вашей книги «Бронепароходы» Ганька Мясников – реальная историческая фигура. Он друг Свердлова, большевик с трагической судьбой. Исключён из партии в 1922 г. и расстрелян в 1945 г. Хочется узнать ваше мнение о его книге «Философия убийства», которую вы, конечно, читали. У этого бывшего каторжника, ведь был дар публициста? Поразила фраза из этой книги: «Надо думать, что скоро появится художник сильнее Достоевского и нарисует нам тип великого смерда, великого Смердякова, вкусившего от древа познания добра и зла…». По сути, у Ганьки тогда характерная двойная фамилия: Мясников – Смердяков.

ответ

Уважаемый Григорий.
Мясниковскую стряпню я, конечно, не читал. Зачем? Я читал о самом Мясникове: это клоун, человек с огромным самомнением и огромными комплексами, говорун, верхогляд и пустышка без всякой культуры. Его трескотня не является его идеей: такой идеи у него просто нет. Если бы Мясников настрочил свою книгу до 1918 года (то есть до времени действия моего романа), мне бы пришлось её прочесть, но, слава богу, словесно пронесло его много позже.

25.02.2023 Антон

Здравствуйте, Алексей Викторович!
1.Какие еще литературные произведения о Гражданской войне (кроме "Тихого Дона") Вы бы выделили?
2. Не кажется ли Вам, что до сих пор многие не могут адекватно оценить повесть Б. Лавренёва "Сорок первый", потому что встают на сторону одного из её героев - либо Марютки, либо поручика Говорухи-Отрока?
3. Если бы Вы стали писать "Бронепароходы" раньше, то написали бы их иначе? И стали бы иначе писать свой более ранние произведения, если бы стали писать их сейчас? Или, всё-таки "каждому овощу - своё время"?
P.S. Я из любопытства почитал отзывы на "Бронепароходы" и меня больше всего позабавили два упрёка в Ваш адрес - то, что "Бронепароходы" - "белогвардейский роман" (хотя ни КОМУЧ, ни ижевцев, ни колчаковцев Вы совсем не идеализируете, да и ряд красных персонажей показаны с симпатией, например, военлёт Свинарёв) и то, что "женские образы - плоски и картонны" (хотя таких героинь как Ляля Рейснер у Вас еще не было. Ярких женских образов в Ваших книгах всегда было немало, но они были другими)

ответ

Уважаемый Антон.
1. Художественную литературу о Гражданской войне я читал очень давно - лет уж двадцать назад как минимум. Когда-то меня поразила "Конармия" Бабеля, но это было в 1988 году, и дело, наверное, просто в контрасте с той литературой о Гражданской, какую читали советские юноши.
2. Я не помню, читал ли я эту повесть Лавренёва. Кино - смотрел, но очень давно. Конфликт мне показался слишком дистиллированным, что ли. Слишком нарочитым.
3. "Каждому овощу". Роман - функция от судьбы, от личности. Человек меняется, и эти изменения можно видеть по романам. Я не стал бы сейчас брать те сюжеты и конфликты, которые брал раньше. И раньше бы не написал того, что пишу сейчас: мне ведь никто не мешал это сделать, не сделал - значит не хотел. Подобные вопросы не имеют смысла. "А Ромео и Джульетта покончили бы с собой, если бы им было по 30 лет?" Что тут ответить, чёрт возьми?
P.S. А вот это - разговор интересный. Я уже писал в книге "Быть Ивановым" (то есть здесь, на сайте), что хорошее произведение вскрывает комплексы читателя. Налеплять ярлык - типичное проявление комплекса. Как и замечание про "картонные женские образы". Либо у писателя все образы картонные - и мужские, и женские, либо нет. Это как художник либо все портреты пишет непохоже - и мужские, и женские, либо все - похоже. Проверьте, кто лепит ярлык про "картонность женских образов": женщины. Значит, что-то их задело, неприятно поразило откровенным сходством (да Ляля поразила, кто ещё-то?), и комплекс неполноценности тотчас обиженно пульнул ярлыком. Я с таким сталкивался миллион раз. Историки заявляют о картонности исторических персон, москвичи - о картонности москвичей, "афганцы" - о картонности "афганцев", алкаши - о картонности алкашей, и так далее. Я давно уже махнул рукой на подобные оценки. Я в этой жизни не новичок: умею и видеть, и изображать.

24.02.2023 Вера Евгеньевна

Добрый вечер, Алексей Викторович. Меня зовут Вера. Очень много лет живу в Перми (приехала по распределению из Москвы еще в советское время). Никогда почему то не интересовалась историей Пермского края. А потом прочитала "Псоглаввцев" и как будто глаза открылись (я знаю что в романе совсем не Пермский край) И понеслось... Ныроб, Чердынь, Кунгур, Очер.... Ну, вы понимаете... Потом " Сердце Пармы". И теперь(уже долгое время) мучаюсь вопросом (на который, уверена, кроме Вас никто не даст ответ (проверено мной): Гляденовская гора (мертвая Парма) это та гора, что на Гляденовском тракте от Ш. Космонавтов к Н. Муллам? (просто я теперь живу здесь (в Петровке). Даже и не надеюсь на ответ (он слишком мелок), но все равно спрашиваю (вдруг все-таки!), извините... За книги Вам спасибо. С огромным уважением и признательностью, Неволина Вера Евгеньена.

ответ

Уважаемая Вера Евгеньевна.
Да, "Мёртвая парма" - это Гляденовская гора. Её городища - археологические костища. Речка, по которой плывут ушкуйники, - Мулянка. Святой Трифон Вятский придёт в эти места ещё только через столетие.

24.02.2023 Владимир

Алексей Викторович!
Огромное спасибо за новый роман!
И несколько вопросов:
1. Хронология в романе выстрона достаточно точно. Так что через несколько недель после финала весь камский флот погибнет в пожаре в устье Чусовой. Каковы в этой ситуации перспективы у полуживого "Левшино"? Возможно ли, что его судьба не завершится вместе с капитанской? И что буксир восстановят.
2. Роман читался мной как своего рода "технократический" (в самом лучшем смысле этого понятия) манифест. "Наша сторона — не красные или белые, а Губкин и Шухов". Лоцман Федя, с его возвышенным мистицизмом, кстати, тоже своего рода технократ.
Но в идейном смысле финал трагичен. Большинство осознанных героев — носителей Культуры гибнет. Кто поведет этот мир дальше? Или впереди лишь мрак и полное варварство? Опять же вспоминая, событие, случившееся в романной вселенной через месяц. А уж если рассматривать экипаж "Левшино" как символический образ России... Все ли так безнадежно?
3. В романе показана мощнейшая "речная цивилизация". Вероятно, ее рассвет пришелся на начало 20 века. Конечно, впереди индустриализация и зарегулирование русел Камы и Волги, но это уже совсем другая история. Сейчас на реках умирает всякая хозяйственная жизнь. Считаете ли вы, что речное сообщение ждет судьба канувших в Историю железных караванов?
С уважением, Владимир, житель Левшино

ответ

Уважаемый Владимир.
1. "Лёвшино" - пароход реальный. Он построен в 1883 году на заводе Каменских. Принадлежал Каменским, назывался "Иван" и "Братья Каменские", после национализации стал "Лёвшино". Вскоре красные переименовали его в "Урицкого", в 1918 году он ходил в рейды к Частым и Бабке, сражался с ижевским пароходом "Русло" и победил. Потом красные бежали, пришли белые. "Лёвшино" был взят в белую бронефлотилию как "Гордый", храбро сражался с красными у Елабуги и у Сарапула. Пожара 1919 года он избежал. После окончательного установления советской власти стал "Победителем". Работал на Каме и Волге. В 1951 году отправлен на металлолом.
В "измерении" романа пожар 1919 года "Лёвшину" будет не страшен, так как он останется в Нижней Курье. Но в 20-е годы, скорее всего, он попадёт в число тех судов, что советской властью будут брошены без ремонта и просто погибнут. О судьбе речфлота я пишу в книге "Речфлот"; сообразуясь с нею, можно представить судьбу буксира из романа.
Изначально я хотел, чтобы "Лёвшино" выбирался из знаменитого пожара 1919 года, но между прорывом мимо Сарапула и пожаром на Каме в реальности прошёл целый месяц, и я бы потерял динамику повествования. Поэтому я сжёг Нобелевский городок на месяц раньше, а заодно и на месяц раньше взорвал Камский мост.
2. Вы правы, что Федя - технократ. Только у него иные технологии. Об этом думал Мамедов - и начал уважать Федю.
Экипаж "Лёвшина" - не символический образ России, не преувеличивайте. И люди с буксира разделят судьбу страны. Тот самый "мрак и варварство".
Пётр Федосьев (на самом деле - Пётр Феодосьев) станет командующим Обь-Иртышской флотилией и погибнет зимой 1920 года в бою под Красноярском. Феодосьев - последний Георгиевский кавалер Российского флота. О судьбах Феодосьева, Старка, Смирнова и Мейрера я вкратце расскажу в "Речфлоте".
3. Я не знаю, что ждёт речной флот России. Смотря какая у нас будет страна. В Европе, в Китае, в США и в Канаде речной флот чувствует себя превосходно. Упадок речфлота после развала СССР свидетельствует о том, что страна у нас была хреновая. Если в 90-е годы ещё можно объяснить её хреновость реформами, то после 90-х - только бездарностью и воровством. Останемся бездарями и ворами - значит, будем жить с пустыми реками.

24.02.2023 Евгений

Добрый день! Алексей Викторович, совершенно случайно на просторах интернета увидел якобы поступивший список в Российские библиотеки запрещенных авторов, в этом списке в том числе и вы, насколько достоверна эта информация?

ответ

Уважаемый Евгений.
Понятия не имею об этой инициативе. Могу сказать только одно: я в отличной компании.

23.02.2023 Сергей

Уважаемый Алексей, здравствуйте. Читаю «Бронепароходы». Очень интересно, большое спасибо! Так получилось, до того читал и перечитывал «Тихий Дон», «Хождение по мукам» и «Белую гвардию». Хотел бы спросить: как вы оцениваете по художественным достоинствам эти романы? И влияет ли на ваше восприятие политическая позиция авторов и их человеческие качества? И другой вопрос, возможно, странный. Как вы воспринимаете, ваши персонажи живут в том же мире, что и герои Шолохова, Толстого и Булгакова? Скажем, если они поедут на Дон, в Москву или Киев – могут там встретить Григория Мелехова, сестёр Булавиных или братьев Турбиных? Или же они встретят юного Шолохова, Алексея Толстого или Михаила Булгакова? Или вообще вопрос бессмысленный и за пределами действия просто задник, как в театре, а дальше пустота? Спасибо и творческих успехов вам!

ответ

Уважаемый Сергей.
Трудно ответить вкратце. "Тихий Дон" - великий роман, хотя этическая позиция Шолохова искажена советской идеологией. Но талант Шолохова порой поднимался над идеологией. "Хождение по мукам" - талантливая, но конъюнктурная вещь, в которой искажены не только оценки, но даже исторический масштаб событий. "Белая гвардия" (как и сам Булгаков) лично мне не близка, и я не перечитывал её со студенческих времён.
О влиянии политической позиции создателей на восприятие произведений - вопрос сложный. В каждом случае я стараюсь искать ответ индивидуально. Например, я никогда не буду читать (или перечитывать) произведения некоторых знаменитых ныне авторов, потому что эти авторы одиозны. И я не перестану любить и пересматривать "Ликвидацию", хотя знаю, что проповедуют сейчас некоторые артисты. Я никогда не был поклонником всяких экзотических воззрений, но тут иначе объяснить не могу: если авторы испортили карму своих произведений, то я отвернусь от произведений, если нет - то буду читать и смотреть. Но объективного критерия оценки кармы быть не может.
Мне кажется, Сергей, что вы - человек молодой, потому что вам свойственна некоторая "интернетность" мышления. Например, она выражается в стратегии кроссовера. А мог ли Штирлиц встретить дона Корлеоне? Они ведь живут в одном мире и даже в одном году - в 1945. Мыслить кроссовером - неправильно. Жизнь и литература кардинально отличаются от компьютерной игры. В литературе герой детерминирован онтологией произведения, в компьютерной игре - функционалом. Функционально Штирлиц мог вместе с нацистами сбежать в США и встретиться с доном Корлеоне, но в онтологии романа этого быть не могло просто потому что бессмысленно. Это как столкновение дирижабля и поезда метро. И дело не в "пустоте за декорацией". Культура развивается, и она пока что ещё не создала онтологии, в которой рассуждать о подобных вещах было бы плодотворно. Может быть, культура ещё создаст такую онтологию, может быть нет. Может быть, лично вы её создадите. Такие свершения, например, удавались Дэну Симмонсу или авторам мэшапа. Но лично для меня как для автора новая отнология для моего романа невозможна.

23.02.2023 Ирина

Позвольте еще один, давно волнующий меня вопрос. По вашим книгам можно сделать вывод, что вы придерживаетесь имперских взглядов - сильная "отеческая" власть, собирание русских земель (даже тех, которые в состав Руси прежде не входили), уважение к победителю, каким бы он ни был и т.д. Так ли это? Я догадалась, почему этот вопрос не зачитали в эфире "Ридеро", куда я его отправила (ведущая даже начала зачитывать, но осеклась, сказав, что ответ уже был дан в ходе интервью): в свете текущей политической ситуации подобные темы приобретают особую остроту, которая, наверное, для "чистой" литературы вредна. Но, возможно, здесь вы сочтете возможным ответить.

ответ

Уважаемая Ирина.
По моим книгам такого вывода сделать нельзя.
Если, например, в "Сердце пармы" вы не увидели моего сожаления о гибели автохтонных культур, то вы неправильно прочитали этот роман (если прочитали). Если вы не читали "Горнозаводскую цивилизацию", то не в курсе моего убеждения, что гомогенной империи и не существовало никогда. Если вы не читали моих книг "Вилы", "Дебри" и "Тобол", то не в курсе моего убеждения, что империя успешна как инструмент принуждения к общему порядку, но неуспешна как стратегия развития. Если вы не читали моих романов "Ненастье" или "Пищеблок", то не видели, что у меня нет никакой ностальгии по СССР.
Я никогда не был сторонником патернализма и много-много раз говорил о том, что применительно к двум "форматам" Урала (патерналистскому Строгановых и индивидуалистскому Демидовых) всегда являюсь сторонником "демидовского" проекта, хотя "строгановский" уважаю. Никогда я не говорил о том, что "собирание земель" - это благо. Говорил, что это неизбежный процесс, особенно для XV-XIX веков, - но не для нашего времени, разумеется; почитайте, как я описываю в "Вилах" башкирские войны. Уважение всегда определяется деянием, уважением не наделяются априори, даже если потенциальный объект наделения супер-успешен: об этом я пишу в книге "Быть Ивановым", когда рассуждаю об институте авторитета.
Любой здравый человек будет сторонником сильного и справедливого государства, но это не значит, что сильное и справедливое государство - непременно империя. По убеждениям я либерал, и я сторонник сильного и справедливого либерального государства. К тому, что мы имеем сейчас, идея такого государства не имеет никакого отношения. Боюсь, что о моих убеждениях вы судите только по одной книге, и судите поверхностно.

23.02.2023 Наиль

Приветствую!
Вопрос по «Блуда и МУДО» - какова судьба Моржова? Что стало с героем?
Есть ли шансы на продолжение романа?

ответ

Уважаемый Наиль.
Моржов "выпал" из неподлинной реальности. В бытовом смысле - уехал и сменил личность (не по документам, а по душе).
Продолжения романа не будет.

23.02.2023 Андрей

Добрый день. Как Вам кажется, существует ли, так скажем, писательский тонус и можно ли, говоря языком спорта, потерять форму? Условно, если автор не будет соблюдать режим дня или загрузит голову чем-то не нужным, он станет писать хуже?

ответ

Уважаемый Андрей.
Если это настоящий писатель, то писать хуже он не будет. Но будет писать меньше.

23.02.2023 Антон

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Как Вы думаете, стоит ли надеяться на появление новых молодых талантливых авторов в ближайшее время?

ответ

Уважаемый Антон.
На это всегда стоит надеяться.

19.02.2023 Антон

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Я, наверное, надоел Вам уже со своими вопросами.
Просто, когда я задавал предыдущий вопрос, я имел в виду не столько персонажей романа, сколько их реальных прототипов. (А князя Михаила они с Раскольнтковым, конечно, бы тоже расстреляли, но только после помпезного судилища - ведь Рейснер была дочерью профессора-правоведа, да и Раскольников тоже любил внешние эффекты). Я хотел спросить, со всеми бы она смогла при случае договориться, даже с такими упертыми и склочными людьми, как Мясников? Ведь Бабель смог найти общий язык с будённовцами (хотя, конечно, 1920 год не 1918, но всё-таки), а его земляк Крайний с Сорокиным (тоже казаком, как Будённый, только терским) - нет.
И напоследок, два вопроса не про роман.
1. Как Вы считаете, нужно ли дискредитировавшие себя жанры фантастики (например, романы о попаданцах) - отдавать на откуп нейросетям? Ведь качество, полагаю, не сильно пострадает...
2. По поводу Вашего ответа на вопрос о законе о языке. Нужно ли бороться за частоту языка? С одной стороны, раздражает, когда люди с учеными степенями пишут в сетевых дискуссиях фразы вроде "Прекратите меня шеймить и хейтить!" (или из случайно услышанного разговора на улице "Этот человек занимается гроувингом в теплице. Я могу Вас с ним законнектить"), а с другой стороны, понимаешь, что возрождение "мокроступов", "дальнеглядов" и "шароката" нелепо...

ответ

Уважаемый Антон.
В мире есть вещи, которые в формате свободы существуют более успешно и полноценно, чем в формате несвободы. К этим вещам относятся и творчество, и язык. Поэтому их надо оставить в покое. Пусть развиваются сами, по своей внутренней логике. Хочется кому-то читать графоманские романы - пусть читают. Хочется уродовать язык - как говорится, бог им судья. Регулировать ничего не надо. Но оценивать - надо. Жизнь профанна, она создаёт докучливых монстров. Однако для их развоплощения существуют институции профессионалов, которые формируют норму. Общество и государство должно поддерживать эти институции, а не охотиться за монстрами. Монстры недолговечны, они сами сдохнут.

19.02.2023 Антон

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Вот еще какой вопрос я хотел Вам задать, да забыл.
Если бы Лариса попала не на Волгу к Раскольникову и Маркову, а в Пермь к Мясникову с Жужговым, стали бы они терпеть её выходки? Смогли бы они поставить ее на место или разобрались с ней по-свойски?

ответ

Уважаемый Антон.
Бессмысленно рассуждать о том, что не имеет смысла. А если бы князь Михаил Романов оказался у Раскольникова с Ларисой, его расстреляли бы или нет? А если бы на борту "Лёвшино" не было Кати, Нерехтин уводил бы пароход? А если бы Мамедов убежал, Алёшка оборонял бы орудие в Нобелевском городке? Таких вопросов можно напридумывать миллион. Роман - не компьютерная игра, где поведение героев определяется функционалом. В романе поведение определяется драматургией.

страница: 272 из 282