продюсерский центр
ИЮЛЬ

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

Instagram

все поля обязательны для заполнения

06.04.2023 Павел Антошкин

Алексей Викторович, здравствуйте!
Спасибо Вам за ответ на мой последний вопрос и еще раз - за Ваши предыдущие комментарии. Есть большой соблазн продолжить задавать вопросы, но уступаю место другим Вашим читателям и сейчас прощаюсь. Можно было бы и сейчас не писать, но уйти, не поблагодарив, кажется невежливым. Тем не менее надеюсь, что в какой-то момент обязательно вернусь с новой порцией вопрошаний.
Не могу не отметить, что конечно же я здесь, на этом сайте, читаю не только Ваши ответы на мои вопросы, но и вопросы других читателей с Вашими комментариями, и воспринимаю эти мини-дискуссии как прекрасный бонус к Вашим книгам, позволяющий "увеличить глубину резкости" и лучше понять то, что было упущено или не вполне точно воспринято при чтении романов. Понятно ведь, что любую недосказанность каждый читатель домысливает, опираясь на собственный, уникальный опыт.
Желаю Вам скорейшего выхода Речфлота (краткосрочное пожелание), новых идей и неослабевающей жажды творчества (а это уже - из стратегического :) ). И извините, если какие-то из моих вопросов показались Вам неудобными.

ответ

Уважаемый Павел.
И вам спасибо за вопросы.

05.04.2023 Алексей З.

Уважаемый Алексей Викторович, у меня снова "писательский" вопрос, а точнее, о таком понятии, как "идея романа". Поскольку на русском языке писательских самоучителей де-факто нет, то пользуюсь определением, данным американцем Д. Фрэем(цитата): "Идея романа - это констатация того, что произойдёт с героями в результате развития сюжета". То есть, с этой т.з., идея "Преступления и наказания" - "убийство приводит к душевной драме и нравственному перерождению". То есть, писатель берёт идею и своим текстом её доказывает, подводя к развязке. Идея, по Фрэю, это мерило того, что в тексте уместно, а что нет, поскольку не ведёт к доказательству идеи. Насколько Вы согласны с таким подходом? Но главный вопрос в другом: когда я попытался сформулировать в таком ключе идею "Бронепароходов", мне показалось, что инструмент Фрэя работает как-то ненадлежаще, или я его не так применяю. Для Ивана Диодоровича выходит: "преданность команде ведёт к гибели", для Мамедова - к гибели ведёт преданность идее прогресса и его создателям, а Горецкого так вообще маловероятное стечение обстоятельств (Или к гибели его ведёт возмездие за жестокость и жадность со стороны Рока?) Алёшу к гибели ведёт смелость и авантюризм. В общем, я потерпел неудачу с таким подходом. А как будет правильно? Ваши слова "будущее надо давать, а не определять" - но это скорее мораль произведения, а не идея. Если взять аннотацию, то там сформулировано "капитаны искали честный путь в будущее, и маленький человек становился сильнее, чем огромный и могучий пароход". Значит, идея "Поиск честного пути в будущее ведёт к обретению силы"? Вроде - теплее, но что-то подсказывает, что здесь есть упущение, поскольку идея обширнее. Понимаю, что вопрос пояснить идею романа у автора - нетактичен, но я спрашиваю не об этом, а о корректности применения описанного подхода, как у эксперта.

ответ

Уважаемый Алексей.
Мне кажется, вы как-то упрощённо толкуете понятие идеи. У Достоевского важно не убийство само по себе, а его оправдание - "тварь я дрожащая или право имею"? Перерождение происходит не с тем, кто убил, а с тем, кто стал обладать "правом".
"Инструмент Фрэя" на "Бронепароходах" работает вполне адекватно, просто вы не увидели ключа. Ключ - понятие "будущее". Главный герой - Нерехтин, и концептуальные мысли его - когда он с палубы буксира наблюдает за полётом военлёта Свинарёва.
Суть романа примерно такова. Будущее не может быть определено, иначе это не будущее. Власть, которая строит конкретное общество (большевики, которые строят коммунизм) - антигуманна. Нужно такое устройство общества, в котором есть место для неизвестного будущего. А это правильные буржуазные отношения. Их предъявляют Нобели - потому у них и работает Шухов, амбассадор будущего.
Главное качество будущего - неизвестность. Герои, которые ясно видят своё будущее, погибают. Для Мамедова будущее - технократия. Для Горецкого - карьера. Для князя Михаила - возвращение к статус-кво. Единственная возможная этика, личная или социальная, сохраняющая место для будущего, - этика родителя (матери, капитана-"бати", праотца Ноя). Родитель (мать) не знает, кем будет дитя, но согласен отдать жизнь за дитя. Такую этику предъявляет Нерехтин. Потому и становится отцом и для Кати, и для команды. Такую этику может проявлять и государство. Например, мы не знаем, что найдём в космосе, но государство тратит на космос миллиарды. Или другой пример: мы не знаем, к чему приведёт свобода, но государство готово рискнуть и обеспечить её. В конце концов, такой этики придерживается и бог. Все остальные отношения в романе - оркестровка главной темы.
В эпоху метамодерна поменялся онтологический статус будущего. Если будущее - это производное от объективных усилий, то оно объективно, то есть существует. Следовательно, может оказывать влияние на сегодняшний день. Детерминированность будущим, а не прошлым, - важная черта мышления метамодерна. Например, инновационная экономика вся детерминирована будущим, как Сара Коннор - Терминатором. В "Бронепароходах" я поверяю своих героев будущим. Мы же знаем историю ХХ века и примерно понимаем, как сложилась бы их судьба, если бы они выжили. У тех, кто погиб, нет будущего - ни в СССР, ни в Европе.
Однако роман - живая стихия. Он не является олицетворением идеи, как человек не является олицетворением своего скелета.

05.04.2023 Ярослав

Алексей Викторович! Наверное, чтобы глубже понять «Бронепарходы», читателям надо знать, что такое метамодерн. Вы сказали: «То, что я делаю в исторических романах, - это метамодерн, когда исторический жанр реализуется на новом уровне сложности» и «время критического реализма уже прошло - мы живём в метамодерне». Можно ли узнать ваше толкование этого термина применительно к «Бронепароходам»? Спасибо.

ответ

Ярослав.
Вовсе не обязательно. Достаточно непосредственного восприятия, без всякого бэкграунда - как сопоставления с тенденциями (поиск черт метамодерна), так и разных "читательских комплексов" ("интересно - значит глупо") или конспирологических объяснений ("сюжет - значит под экранизацию").
Метамодерну есть множество академических определений, из которых мало что понятно. Поэтому поясню на простом на примере. Ребёнок играет с куклами в "дочки-матери" - это классика. Ребёнок играет с куклами в космонавтов - это модерн. Подросток для смеха перепутал куклам руки-ноги-головы и играет в космонавтов - это постмодерн. Взрослый играет с куклами в "дочки-матери" - это метамодерн. То есть традиционная игра на новом уровне сложности.
В отличие от постмодерна, метамодерн не занимается деконструкцией форм и смыслов. Он добавляет - для выхода на новый уровень сложности. В литературе и кино добавления чаще всего имеют жанровую природу, поэтому поверхностный читатель или зритель относит произведения метамодерна к разряду жанровых.
Приведу конкретный пример. Литературная сказка - это классика. Фэнтези - модерн. Можно представить, как писатель-постмодернист исковеркал бы "Властелина колец": орки насилуют эльфов, хоббиты погрязли в наркоманских трипах, Гэндальф создаёт компартию Средиземья. А "Игра престолов" - метамодерн. "Игра престолов" не разрушает каноны фэнтези (вымышленный мир, сказочные существа, квест главных героев, сверхценные артефакты как двигатель сюжета и т.д.). "Игра престолов" добавляет в каноны фэнтези реализм человеческой природы.
"Бронепароходы" нельзя отнести к чистому метамодерну (как, например, "Пищеблок" или "Тени тевтонов"). Но черты метамодерна присутствуют. Сюжет о выжившем князе Михаиле. Сюжет об Арланском промысле (его не было; открытие нефти в устье Белой - революция в нефтедобыче, она произошла на два десятилетия позже, и Нобели в ней не участвовали). Сюжет о похищении части золотого запаса (его не похищали). Сюжет о борьбе Нобелей, "Шелл" и Троцкого за промысел с помощью бронефлотилий. Есть и другие допущения. Я мог бы написать роман о бронефлотилиях, опираясь только на реальные факты, и это был бы традиционный роман. Однако в традиционном формате на основе реальных фактов я не смог бы сказать того, что хотел.
Но внутреннее устройство романов важно для профессионалов, а не для читателей. Чтобы понять суть романа, не надо разбираться в его внутреннем устройстве - это как не надо знать законов всемирного тяготения, чтобы кататься с горки на санках.

04.04.2023 Ярослав

Алексей Викторович! Ещё раз спасибо за ваши ответы. Я не называл ваши романы глупыми или неумелыми. Вы правы - о вкусах не спорят. У меня нет интереса к художественным историческим романам, потому что это вторично, а я предпочитаю книги профессиональных историков. Писатель исторических романов изображает реальных личностей так, как он сам себе их представляет, то есть пристрастно. Поэтому невольно создаёт вымыслы и мифы. Это, конечно, право писателя. Вот вы считает, что главная драма эпохи сначала должна быть осознана обществом, а потом уже должны быть книги на эту тему. Но разве не писатели должны, прежде всего, раскрывать и показывать обществу главные драмы эпохи через судьбы своих героев? Писатели – это люди с наиболее тонкой и чуткой натурой и они как пророки могут выступать. Разве не так? Народ, общество, граждане – это всё абстрактные понятия. Без просвещения люди дичают и начинаются войны. Вы написали роман о времени гражданской войны. Но всё идёт по кругу, и мы опять приближаемся к раздраю и раздору среди населения. Однако современность как материал для романа вас не привлекает. Удивительно! Извините, я не хочу вас упрекать или обвинять, просто не понимаю. Считаю вас талантливым человеком.

ответ

Уважаемый Ярослав.
Наш разговор как-то расползается... Что я могу сказать по сути?
Мы живём в XXI веке, а не в XIX и не в ХХ, когда писатель был совестью нации. Задача писателя - рассказывать интересные истории. А определять драмы (проблемы) эпохи - задача социолога, политолога, антрополога, в конце концов. Если писатель хочет, он может брать на себя миссию этих специалистов, но в его обязанности подобная миссия не входит. Перегруженность "функционала" писателя (когда "поэт в России больше чем поэт") - архаичная практика и наследие несвободы (в СССР социологии, политологии, антропологии и многих прочих нужных дисциплин не существовало, и писатели поневоле взваливали на себя их задачи). А сейчас уже есть профессиональный анализ проблем современности. Методологически правильнее изучать эти проблемы по работам специалистов, а не по романам.
Писатель может определить главную драму эпохи, но если общество внутри себя не определило эту драму, то диагноз писателя не будет понят и принят. Роман не будет "прочтён". Вот о чём я говорю. И немало романов осталось "непрочтёнными". Например, роман "Отягощённые злом" Стругацких общим консенсусом читателей признан слабым и неудачным, а этот роман - пророческий. То, что Стругацкие совершенно верно определили как главную проблему эпохи, не было сочтено обществом за проблему: в результате роман похерили и получили СВО приблизительно в то время, которое и указали Стругацкие.
Писать о главной драме современности вовсе не обязательно на материале современности. О тлетворности любой идеологии я писал в "Пищеблоке" на примере вампиров и пионеров в 1980 году. О конспирологии как дегуманизации я писал в "Тенях тевтонов" на примере тевтонских рыцарей 1457 года и советских солдат 1945 года. Наконец, о том, что будущее надо давать, а не определять, я писал в "Бронепароходах" на примере Гражданской войны. Все эти романы - о современности, но не на материале современности. Человек культуры умеет отделять сеттинг от смысла. И время критического реализма уже прошло - мы живём в метамодерне.

04.04.2023 Ярослав

Алексей Викторович! Спасибо за ответ. Главные драмы современности не тождественны главным её событиям, однако, Лев Толстой не остановился на «Войне и мире» и современность, как материал для следующих романов, его привлекала. Возможно, вы имели в виду, что писать о главных драмах современности не имеет смысла, потому что сейчас цензура? Что касается «читательских комплексов», то «Идиот» и «Анна Каренина» - это мои любимые книги. Высоко ценю ваши «Географ» и «Общага». Но «Бронепароходы», как говорится, не зашла. Получается, что когда писатель отвечает читателю фразой «раздавая оценки, не ходите на поводу читательских комплексов», то подразумевает: «Я написал умную и важную книгу, но тебе она непонятна»?

ответ

Ярослав.
Вашу первую фразу я не понял. "Войну и мир" Толстой писал не о своей современности; факт, что Толстой писал о современности, не опровергает и не доказывает тезис, что основные события современности не тождественны главной драме эпохи.
Цензура - вещь неприятная, но далеко не всегда дело не в ней. Главная драма эпохи должна быть осознана обществом, тогда произведение о ней будет воспринято адекватно. Если общество само не осознаёт своей главной драмы, то произведение о главной драме пролетает "мимо кассы".
Да, я подразумеваю именно это: «Я написал умную и важную книгу, но тебе она непонятна». Как автор, я спокойно принимаю то, что мой роман может не нравиться или не производит впечатления. Это вкусы, а о вкусах не спорят (и не оповещают, если не спрашивают, а я не спрашивал). Раздражает, когда говорят, что "вещь глупая" или "вещь неумелая". Из этого следует, что я дурак, который на пятнадцатом романе ещё не научился писать романы и потратил два года жизни на глупости. И в ответ на такое утверждение хочется немного поучить жизни (и литературе), хотя это, конечно, занятие напрасное.

03.04.2023 Павел Антошкин

Алексей Викторович, здравствуйте!
Благодарю Вас за новые ответы на мои вопросы. Задавая один из последних, про возможные идеи для Ваших произведений, имел в виду в том числе один из сюжетов, подаренных мне моим увлечением семейной историей и связанного с Варягом, причем не с тем героическим его этапом, о котором знают все, а о его возвращении в состав Российского флота в 1916 году, незадолго до событий, попавших в книгу Бронепароходы. Мне эта своеобразная "рифма" с Вашей книгой показалась любопытной. Но не буду сейчас грузить Вас сюжетами, дабы не показаться невежливым манипулятором :) На самом деле хотел бы задать вопрос в продолжение своих предыдущих.
Можете ли Вы сказать, что заставляет Вас с таким постоянством тратить время на чтение приходящих сюда вопросов и тем более на написание ответов? Если на содержание Ваших произведений это явным образом не влияет, то что Вами движет в поддержании этого канала связи? Уважение к своим читателям, возможность узнать об отношении читателей к своим произведениям, возможность сделать более понятными идеи своих произведений? Лично у меня наличие такой переговорки вызывает чувство уважения, и иногда, после прочтения Вашей очередной новой книги я захожу сюда или почитать новые вопросы с ответами, или написать что-то от себя. Но зачем это нужно Вам? Вы воспринимаете это как некий крест, взятое на себя обязательство, или такое общение содержит некую энергетику, которая Вам небезразлична?
И еще один очень конкретный вопрос. Жду с нетерпением выхода Речфлота. Есть ли у Вас понимание, когда книга появится в продаже? Слышал где-то про сентябрь 23 года. Это - более-менее точный срок, или в реальности дата будет иной?

ответ

Здравствуйте, Павел.
Мне сложно ответить.
Разъяснять идеи своих произведений проще в интервью - у СМИ аудитория больше. Узнать об отношении читателей тоже не сложно: есть сайты с отзывами. Энергетика - она имеется не всегда, вернее, достаточно редко. Но и как крест я эту миссию не воспринимаю, мне нравятся разговоры на сайте, даже если я и огрызаюсь. Так что внятного ответа у меня нет. Видимо, потребность в подобном общении экзистенциальна. Хочется ощущать своё существование, и общение на сайте позволяет получить это ощущение.

03.04.2023 Наталия

Добрый день! Должно быть, вам, как известному человеку, часто поступают просьбы поучаствовать в какой-либо общественной кампании, подписать петицию в защиту природной территории от застройки, исторической достопримечательности от уничтожения и т.п. Доводилось ли вам участвовать в таких проектах, или вы предпочитаете сохранять нейтралитет?

ответ

Уважаемая Наталия.
Нет, я не придерживаюсь нейтралитета. Но и участвовать не приходилось. Причины мне непонятны. Например, однажды меня попросили поддержать активистов Шиеса. Я согласился и спросил, каким образом. Ответа не было. И так всегда.

03.04.2023 Ярослав

Алексей Викторович! Объясните, пожалуйста, вашу фразу «главные драмы современности не тождественны главным её событиям». Например, в книгах Льва Толстого «Анна Каренина» и «Воскресенье» была такая тождественность? И ещё я не понял, что означает «не ходите на поводу читательских комплексов»? Спасибо за ответ.

ответ

Ярослав.
Хорошо, я упрощу - для понятности.
Во времена "Анны Карениной" главной драмой эпохи была борьба за новые отношения в обществе - социальные и этические, а не назревающая русско-турецкая война, на которую потом уехал Вронский. И роман посвящён новым отношениям, которые воплощены в делах и поступках Анны и Левина. Во времена "Воскресения" главной драмой эпохи была борьба за права, и роман напрямую посвящён этому (пускай и в религиозно-моральном понимании Толстого). Хотя главные события той эпохи - индустриализация и становление капиталов.
"Читательские комплексы" формируются в школьные годы и создают аберрации восприятия даже в зрелом возрасте. Например, школьник читает "Преступление и наказание", и ему скучно, непонятно, потому что этот роман ему читать ещё рано. А учитель утверждает, что книга умная и важная. И у школьника формируется комплекс неполноценности читателя, потому что умные и важные книги для него скучны и непонятны. В зрелом возрасте он по инерции не воспринимает интересные романы как умные и важные. Интересно - значит, глупо; скучно - значит, умно. Ярко - значит, плоско; тускло - значит, глубоко. И так далее. Переосмыслять собственный опыт мало кто готов. Более того, переосмысление опыта вызывает резкое неприятие, потому что общественные конвенции в культуре не изменились. Это и есть "читательский комплекс".

03.04.2023 Ярослав

Алексей Викторович! Можно ли назвать вас писателем-фантастом, обращённым в прошлое вопреки тому, что обычно фантасты всегда смотрели в будущее? Близки ли вам слова Сомерсета Моэма: «Факты и вымысел в моих книгах так перемешаны, что сейчас, оглядываясь назад, я не всегда могу отличить одно от другого»? Вы всегда стремитесь изобразить яркие (часто неожиданные) действия своих персонажей, упрощая их натуру, – потому, что в обычной, будничной жизни не хватает экшена? Кстати, наверное, многих привлекает СВО именно наличием экшена?

ответ

Ярослав.
Фантаст - приверженец жанра фантастики, а я не приверженец жанра, хотя использую некоторые приёмы из фантастики. Точнее, из мистики, потому что фантастика и мистика - далеко не одно и то же. То, что я делаю в исторических романах, - это метамодерн, когда исторический жанр реализуется на новом уровне сложности (например, с привлечением приёмов мистики), сохраняя родовые качества исторического жанра. Я не упрощаю натуру своих героев; для профанов яркость персонажа зачастую оценивается как упрощение, подобно тому, как увлекательность романа оценивается как смысловая легковесность. Раздавая оценки, не ходите на поводу читательских комплексов. Современность как материал для романа меня не привлекает, потому что главные драмы современности не тождественны главным её событиям, а экшн, подобный СВО, я уже отработал в "Ненастье", и повторяться не хочу.

01.04.2023 Павел Антошкин

Алексей Викторович, спасибо за Ваш ответ по поводу Коваля и Вашего диплома. Ответ вполне понятен: задай мне кто аналогичный вопрос по моему диплому, защищавшемуся примерно в те же годы, я бы просто развел руками.
Если позволите, хотелось бы получить ответ на еще один вопрос, уже совсем на другую тему, касающуюся и Вашего творчества, и этой "переговорки", дающей возможность прямого общения читателей с Вами.
Вопрос двойной, и первая его часть такая. Были ли случаи, когда сообщения, получаемые Вами через этот сайт, приводили к появлению или идей новых книг, или, по-крайней мере, каким-либо образом влияли на сюжеты Ваших книг?
Вторая же часть - использовали ли Вы каким-то образом эту часть своего сайта для того, чтобы консультироваться со своими читателями по какому-либо вопросу, важному для уточнения темы очередного эпизода очередной книги, рассчитывая на то, что какие-то крупицы информации, собранной таким образом, помогут найти то, что по каким-то причинам не удалось обнаружить в библиотеках или других источниках информации, с которыми Вы конечно же работаете систематически.
Если есть какие-то примеры, будет интересно об этом узнать. Если примеров нет, было бы интересно понять, связано ли это с качеством информации, поступающей от читателей, или с Вашей сознательной позицией? Меня всегда вдохновляют примеры эффективного использования коллективного разума, хотя конечно же не всегда кпд такого способа решения задач высокое. Но есть, есть и удачные примеры.
Кстати однажды я наблюдал подобный опыт как раз в фейсбучном клубе Ковалелюбов, когда глубоко уважаемый мною Олег Лекманов готовил со своими соавторами к выпуску Куролесова с обширными комментариями к Ковалиному тексту (а потом был аналогичный трек с Недопеском). Находясь частично в середине того процесса могу точно сказать, что многие участники сообщества помогли авторам немалую часть комментариев уточнить или расширить. Прошу не рассматривать этот пример как попытку убедить в полезности подобных технологий конкретно для Вас. Привожу эту историю скорее как иллюстрацию к своему вопросу.

ответ

Уважаемый Павел.
Очень интересные вопросы.
Оба ответа - нет.
Я не рассказываю о том, что пишу (просто называю тему, и всё), поэтому и совет мне дать трудно. Да я, признаться, и не был бы этому рад. Подобные советы были бы для меня нарушением некой конвенции, которая сама собой установилась между мной и читателями на этом сайте. А случайные сообщения, которые могут оказаться полезны... Не исключаю такого, но пока не было.
И я не прошу читателей проконсультировать меня. Зачем? Сам я копаю тему очень глубоко. У меня есть на это все ресурсы. А консультации "ниоткуда" всё равно надо проверять, то есть трата времени и усилий такая же, как если бы я всё делал самостоятельно. Бывает, что я онлайн обращаюсь за консультацией к специалисту, но этого специалиста я знаю не по сайту.
Обобщая, могу ответить так. Писать для меня - процесс потаённый, мне никто для этого не нужен.

01.04.2023 Влад

добрый день. подскажите пожалуйста, запланированы ли в 2023 г творчестве встречи или подобные мероприятия с Вашими читателями?

ответ

Добрый день.
Запланированы встречи с читателями в мае в Ижевске, Казани и Самаре.

31.03.2023 Филиппов Александр сергеевич

Добрый день, Алексей Викторович!
Использовалась ли электроварка Славянова при строительстве пароходов из вашего романа "Бронепароходы" и какие из Пермских пароходов участвовали в Гражданской войне?

ответ

Добрый день, Александр.
Да, сварка использовалась, если пароход был построен или реконструирован на Мотовилихинском заводе.
В Гражданской войне участвовало очень много пермских пароходов, всех не перечислить. Из тех, которые упоминаются в романе, - "Лёвшино", "Соликамск" и "Аршаулов"; условно "пермские" - "Звенига" и "Русло"; "Медведь" имеет прототипом "Михаила".

30.03.2023 Павел Антошкин

Алексей Викторович, приветствую Вас!
В последние месяцы я приобрел навык внимательного слушания аудиокниг во время прогулок с собакой, и последние несколько дней во время прогулок слушал Ваши ответы гостям вашего сайта (книга «Быть Ивановым»). В процессе слушания периодически рождалось желание задать Вам вопросы по мотивам тех тем, которые поднимали ваши читатели, но сейчас я задам Вам только один вопрос. Он связан с творчеством Юрия Коваля, к которому Вы, как я понял, относитесь с уважением.
У меня - своя "история любви" с этим писателем, и поскольку я являюсь одним из участников сообщества почитателей Юрия Коваля, я всякий раз радуюсь возможности, узнав что-то новое или приятное любому ковалелюбу, поделиться найденным с сообщниками.
Вопрос же мой следующий. Ваш диплом был посвящен творчеству Геннадия Калиновского, одного из лучших иллюстраторов Куролесовской трилогии. Понятно, что Калиновский иллюстрировал не только Коваля, он - гораздо шире, но тем не менее: существует ли копия Вашего диплома в электронном виде и если - да, имеете ли Вы возможность и желание где-то опубликовать или диплом, или фрагменты из него? Если - да, я с радостью поделюсь Вашим текстом с теми, кто его, без сомнения, оценит. Если - нет, вдруг Вы сможете что-то из написанного тогда восстановить, не рассматривая, естественно, мой вопрос как "заказ", а просто из личного желания вернуться к этой теме, но уже основываясь на более значительном, чем тогда, своем жизненном опыте, или хотя бы примерно вспомнить ту свою работу и написать, что Вы сейчас думаете о том своем тексте?
с уважением,
Павел

ответ

Уважаемый Павел.
Увы, текст диплома я не сохранил.
Восстанавливать его (хотя бы в той части, что касается Коваля) - слишком трудозатратно. Да я и не помню его в подробностях. В памяти осталась лишь основная концепция: "Роман Юрия Коваля как энциклопедия советского быта". Думаю, мои преподаватели в универе читали мой диплом с большим интересом.

30.03.2023 Любовь Баранова

Здравствуйте, Алексей Викторович! Прослушала Вашу книгу «Бронепароходы», ее прекрасно читал Сергей Бурунов. Спасибо Вам большое за интересный и познавательный роман, за Вашу большую любовь к героям книги. У меня вопрос. Почему Вы их практически всех убили? Я понимаю, что Ваше произведение не Голливудский блокбастер , в котором герои всех победил и умудрился выжить, но жалко как всех и веет безнадежностью. С огромным уважением к Вам, Любовь.

ответ

Здравствуйте, Любовь.
Спасибо за добрые слова, мне очень приятно.
А вот ответить довольно трудно. Можно написать общие слова - типа, "это же про Гражданскую войну, а на войне убивают!" или "это не приключенческий боевичок, где погибают только плохие парни". Но дело не в законах жанра и не в характере эпохи. Роман - об этике сохранения неизвестного будущего. Этика эта сродни материнской. И носители другой этики - Мамедов, Горецкий, князь Михаил - обречены самой сутью романа. Выживают "правильные" носители: Катя и Федя Панафидин. Можно было бы оставить в живых Ивана Диодорыча, но получилось бы слишком комфортно для природы романа.

28.03.2023 Евгкний

Добрый день уважаемый Алексей Викторович, хочется быть не слишком голосовным, поэтому постараюсь в кратце изложить для вас свой вопрос. Мне 29 лет, я прочитал не мало книг разных русских писателей, классиков и современников наших дней. Изначально книги для меня было таким занятием познание мира, источником разных ответов на вопросы. Для кого-то чтение это эстетическое удовольствие и т.д. Вы написали много книг о разных регионах нашей родины, о людях по стечению обстоятельтв времен и эпох. Так вот собственно в чем мой вопрос. Любой читатель видит в книгах определенные человеческие ценности, они могут быть конструктивные, деструктивные масштабы разных трагедей поколение т.п. За последние 30 лет после развала СССР, на телеэкраны вышли тысячи эфиров , шоу и политических дебатов. Спорили о революции 1917 года, обвиняли лихие 90-х. И каждая сторона смешивала это по разному в свою пользу, левые одно, правые другое. И сделая выводы по этому поводу, что наше общество не пришло к абсолютной консолидации, можно сколько угодно говорить о выносе ленина из мавзолея, а по большому счету, у рабочего на заводе зарплата не изменится. Как можно носить гордое звание гражданин страны, когда одни блогеры зарабатывает миллионы, а другие с нищенской пенсией не могут оплатить себе достойное лечение в больнице. Получается мы как бы должны слепо закрыть на все глаза? Когда нет реформ? Социальных лифтов для молодежи, я беру регион если что а не Москву, хотя там тоже не все так прекрасно. Сейчас я читаю вашу книгу вилы о пугачевском бунте, но я не в коем случае не призываю к крови, по истории бунта Пугачева можно судить так, что русский народ где-то очень мудрый , где-то очень наивный , которым можно манипулировать навязав ему ту или иную социальную повестку.

ответ

Уважаемый Евгений.
Я понял ваш пафос, но не понял вашего вопроса. Вы спрашиваете, "что делать?" Это зависит от вашего места в жизни. Но в любом случае - не смиряться.

страница: 274 из 282