Алексей
Иванов

ДОРОГАМИ СУДЬБЫ

Необыкновенно мощное повествование, исполненное в традициях лучшей русской литературы. Я не великий знаток, но вспоминается «Тихий Дон». Алексей Толстой уже проигрывает.

Формально это исторический роман. XV век, Северный Урал, Кама, Вишера, Колва. Русские пограничные крепости, подданные пермяки, татары, вогулы – страшные таежные воины. Но не все так просто. В этой странной книге по крайней мере четыре слоя, пласта.

Первый слой – это беллетристика. Идеальное фэнтези, невозможное для всяких Олди и Перумовых (эти еще из лучших). Даже фонетическое совпадение с Толкином: вогулы, Торум, Балбанкар… Меч и магия. Цитата, от которой невозможно удержаться: «Здесь, мужики, самый край божьего мира, а дальше – одни демоны творенья, которым ни наша, ни божья воля не указ. Ангелы-то над нами небо еще держат, а демоны всю землю пещерами изрыли, лезут наружу, прорастают болванами».

Второй слой – собственно история. Собирание русского государства. Иван IV. Православие как залог державы. Без комментариев.

Третья тема: экзистенциализм, прости господи. Тема житейская, дети и внуки. Работа как спасение от обыденного горя. Персонажи разговаривают нашим языком и думают как мы. То, что происходит с ними, есть всегда. Смерть, мука, судьба. Колдовство, старая любовь, ненависть. Еще смерть, кровь, ужас.

Четвертый слой – древние вогульские верования, понятия о судьбе. «Город шаманов умел многое. Он восходил к богам и нисходил к ящерам, изгонял демонов и призывал духов, он знал, как направить умершего к Полуночному морю и как вернуть его обратно, он считал звезды, предугадывал будущее и помнил прошлое, он умел добывать металл, сочинять песни и вырезать идолов, он ссорил и мирил народы. Но шаманы не умели двух самых простых вещей в этой жизни – кормить себя и бороться с судьбой. Он, князь Асыка, пришел сказать, что сделает это за них…

…Князь Асыка – хумляльт. Человек, идущий навстречу. Человек призванный, человек одержимый. Князь Асыка, убивший отца, живущий без старости, изгнавший жену-ламию, – хумляльт. Он не вершит судьбы народов и земли, ибо судьбы эти вершатся сами по законам, которым подчиняются даже боги. Но если судьбу народа уподобить обвалу, камнепаду, то князь будет в нем самым большим камнем, что катится впереди всех, расшибает преграды и торит путь, по которому вслед за ним несутся прочие валуны. Не зря нам увидел князя глухим, как скала. У хумляльта нет ни одной души». 

Валерий Иванченко

Еженедельник «Книжная витрина» (Новосибирск), 25 мая 2003 года

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram